Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Если завтра война. Беспилотный боец от AVIC лишит сна Тихоокеанское командование ВМС США



Всем нам хорошо известно, что Китайская Народная Республика, как и любая другая региональная или мировая сверхдержава, вынуждена удерживать под военно-политическим и оперативно-стратегическим контролем сразу несколько районов Индо-Азиатско-Тихоокеанского региона, так или иначе погружённых в серьёзные распри на почве территориальной принадлежности с соседними государствами. Возглавляет этот список, конечно же, 9-пунктирная линия, проходящая по границам всей акватории Южно-Китайского моря и представляющая исключительную экономическую зону Поднебесной в районе Парасельских островов, спорного архипелага Спратли и архипелага Риау. Наибольшие территориальные амбиции в этом районе, который ввиду визуальной схожести на карте Юго-Восточной Азии именуется линией «коровьего языка», демонстрирует не только Китай, но и такие региональные игроки, как Вьетнам, Малайзия, Филиппины, Бруней, а также Китайская Республика (Тайвань). И спроецированы эти амбиции преимущественно на островной архипелаг Спратли. Но ввиду высоких военно-технических возможностей в жёсткий процесс оспаривания принадлежности островов вовлечены преимущественно Пекин и Ханой.


Основным «дальним активом» противокорабельной обороны ВВС Вьетнама в этой опасной игре являются закупленные по линии «Рособоронэкспорта» 12 многофункциональных высокоманевренных истребителей Су-30МК2, обладающих радиусом действия порядка 1500 км и возможностью применения 2,5-маховых противокорабельных ракет Х-31А «Криптон» в количестве 48 единиц на эскадрилью и более 50 ед. модернизированных истребителей-бомбардировщиков Су-22М3/4/УМ3К из ранних резервов и новых заказов, способных обрушить на китайские корабельные ударные группировки «Град» из 100 «Криптонов». Также Су-30МК2 адаптированы для использования дозвуковых умных ПКР Х-59МК с активной радиолокационной ГСН Х-59МК, обладающих дальностью до 285 км. Программирование инерциально-навигационных систем ракет данного семейства позволяет реализовать оптимальные траектории подлёта к КУГ противника, минуя секторы наиболее плотного прикрытия корабельными средствами ПВО КНР, а также опираясь на явление радиогоризонта.


И даже учитывая тот факт, что в последние годы на вооружении многоканальных корабельных зенитно-ракетных комплексов HQ-9B (размещены на современных китайских эсминцах УРО Type 052D и перспективных Type 055) появились ракеты-перехватчики средней дальности DK-10A с активным радиолокационным самонаведением, способные уничтожать Х-59МК и Х-31А на загоризонтном удалении более 25-30 км, в руках вьётнамских ВВС в случае силового решения вопроса о государственной принадлежности главного островного архипелага Бьендонге по-прежнему остаётся два главных козыря.

Во-первых, возможность задействования в ходе первого же удара более чем 100—150 противокорабельных ракет, что на фоне использования вьетнамскими Су-27СК и Су-30МК2 даже старых контейнерных станций РЭБ Л005-С «Сорбция», обладающих возможностью постановки прицельной по частоте сканирования помехи с негативной модуляцией сигналов, заметно уменьшит эффективность работы активных радиолокационных ГСН ракет DK-10A при перехвате «Криптонов» и «Оводов». Как следствие, за пределами радиогоризонта РЛС наведения китайских надводных кораблей будет перехвачено не более 30—40% вьетнамских противокорабельных ракет, способных подходить на высоте около 10—15 метров со снижением до 4—7 м на завершающем участке полёта. Как следствие, в момент выхода из-за пределов радиогоризонта, когда операторы корабельных ЗРК смогут использовать ЗУР HQ-9 с полуактивной радиолокационной ГСН (параллельно с DK-10A), к военно-морскому соединению будет подходить солидная ударная группа из 70—80 противокорабельных ракет Х-31А, так просто разобраться с подобным «звёздным ударом» будет крайне сложно даже современным китайским многофункциональным РЛС с АФАР Type 346A.

Причину этой сложности объясняет второй момент, играющий на руку Военно-воздушным силам Вьетнама. Речь идёт о всеобъемлющей поддержке со стороны Военно-воздушных и Военно-морских сил США. Уже на протяжении нескольких лет Пентагон использует малейшее обострение в между Пекином и Ханоем в «разруливании» территориальных вопросов для проецирования боевого потенциала своего флота в районе Индокитая. В случае широкомасштабных боевых действий в акватории моря американские B-52H вполне могут поддержать противокорабельную операцию вьетнамских ВВС использованием десятков ложных воздушных целей-приманок / имитаторов ЭПР ADM-160B/C, в то время как палубная авиация использует аналог под индексом ADM-141 I-TALD.

В таких непростых условиях эффективность средств ПВО китайского флота может снизиться до 15—20%. Более того, не будем забывать, что арсеналы ВВС Вьетнама также располагают противорадиолокационными ракетами Х-31П, оснащёнными ракетно-прямоточными двигателями 31ДПК, позволяющими на протяжении всей траектории полёта совершать энергичные противозенитные манёвры с перегрузками более 15G: уничтожить такие объекты зенитным ракетам DK-10A будет весьма проблематично, не говоря уже об HQ-9. Вывод: требуется совершенно иная концепция, предусматривающая проведение упреждающей операции по завоеванию превосходства в воздухе над большей частью акватории Южно-Китайского моря, а также возможное нанесение ударов по поддерживающим вьетнамскую сторону американским авианосным ударным группировкам.

Казалось бы, для этих целей у НОАК в целом и у Военно-воздушных сил Китая в частности есть практически все средства: это и противокорабельные баллистические ракеты средней дальности DF-21D c 10-маховыми маневрирующими боевыми блоками, и закупленные у Российской Федерации Су-35С, и современные двухместные палубные истребители J-15S, оснащённые новейшим «информационным полем» кабины экипажа с голографическими ИЛС, а также терминалами обмена тактической информацией, и малозаметные многофункциональные истребители J-20. Но не всё здесь так просто. Противокорабельные баллистические ракеты DF-21D вполне могут быть уничтожены на экзоатмосферном участке полёта боевыми ступенями Mk 142 противоракет SM-3, размещённых на борту эсминцев класса «Арлей Бёрк» и крейсеров «Тикондерога», в то время как обладающие многократным численным превосходством палубные «Супер Хорнеты» могут превзойти лишь 24 китайских Су-35С и несколько десятков J-15S.

Бросать же в долгоиграющие воздушные баталии над Южно-Китайским морем лёгкие однодвигательные истребители J-10A/B с радиусом действия около 900 км было бы очень недальновидным решением (от острова Хайнань до Спратли более 1000 км), равно как и использование десятков Су-30МКК/МК2, неспособных вести эффективный дальний воздушный бой в связи с устаревшими одноканальными бортовыми радиолокационными комплексами Н001ВЭ с антенной решёткой Кассегрейна. Эти станции ровным счётом ничего не могут противопоставить находящимся на завершающем этапе проектирования контейнерным комплексам радиоэлектронной борьбы AN/ALQ-249 NJG Increment 1, которые способны прицельно подавлять ответными шумовыми помехами сразу несколько бортовых радаров с устаревшими АН. Одним из вариантов здесь является применение ракет сверхдальнего воздушного боя с прямоточным воздушно-реактивным двигателем PL-15, получающих целеуказание от радаров Су-35С и самолётов РЛДН KJ-2000 и обладающих дальностью действия свыше 200 км, которые превосходили бы американские AIM-120D. Но и при таком раскладе китайским лётчикам будет угрожать опасность, поскольку практически весь корабельный состав американского флота перешёл на сверхдальние зенитные управляемые ракеты RIM-174 ERAM с радиусом действия до 370 км.

В такой неоднозначной ситуации командование НОАК не находит ничего более убедительного, чем размещать на островах архипелага Спратли, а также Парасельских островах новые батареи зенитно-ракетных комплексов дальнего радиуса действия HQ-9B, стационарные многодиапазонные комплексы радиоэлектронного противодействия, создающие значительные трудности для работы РЛС поверхностного обзора типа APY-10 патрульных самолётов P-8A «Poseidon» и радаров бокового обзора AN/ZPY-2 беспилотных стратегических разведчиков «Global Hawk», а также дивизионы ПКРК YJ-12B со сверхзвуковыми «ракетно-прямоточными» ПКР. Именно так и поступил Пекин в мае—июне 2018 года: изначально на рифах Мисчиф, Файери-Кросс и Саби островов Няньша были развёрнуты увеличенные аналоги наших Х-41 «Москит» — YJ-12B, обладающие дальностью 550 км и скоростью около 3,7М на больших высотах и 2,5М — у водной поверхности.


Сверхзвуковые противокорабельные ракеты YJ-12B на пусковых установках


Вместе с дивизионами на Хайнане они образовали сплошной «противокорабельный заслон» во всём Южно-Китайском море. Также были развёрнуты HQ-9B c расширенной до 300 км дальностью действия. Для сегодняшнего дня (в качестве «игры мускулами» перед Вашингтоном) меры очень даже хороши, но в боевой обстановке YJ-12B, отличающиеся громадной ЭПР в 0,5—0,7 кв. м, вряд ли смогут «обойти» шустрые штатовские противоракеты RIM-162A, оснащённые системой отклонения вектора тяги, равно как и ЗРК HQ-9B не смогут уничтожить летящие на «над гребнем волн» ракетоносцы B-1B, эскортируемые «Супер Хорнетами» и «Рапторами», переброшенными на авиабазы союзных Вашингтону государств Юго-Восточной Азии. Ведь HQ-9B, дислоцированные на Няньша и Парасельских о-вах, опираясь на их дальность, способны создать сплошной «противоракетный зонтик» только на больших высотах, где явление радиогоризонта «отменяется».

Исключительно в связи со всеми вышеперечисленными угрозами, помимо пилотируемых истребителей 5-го поколения J-20 «Чёрный орёл» и J-31 «Кречет», китайская авиастроительная корпорация AVIC («Aviation Industry Corporation of China») уже несколько лет ведёт разработку беспилотного многофункционального тактического авиационного комплекса 6-го поколения «Dark Sword» («Тёмный меч»). Судя по опубликованным на китайских ресурсах фотографиям, перед нами уникальный летательный аппарат, в конструкции которого преобладают элементы из радиопоглощающих материалов и контрастирующие элементы с нанесением радиопоглощающих покрытий. Но самое главное, что изделие сбалансировано по схеме «утка» с огромным несущим корпусом, площадь которого либо соответствует, либо на 30% превышает площадь крыла со стреловидностью около 50 градусов. Учитывая перспективную ЭДСУ на базе лучшей китайской микропроцессорной элементной базы, схема «утка» с несущим корпусом придаст «Тёмному мечу» возможность увеличивать угол атаки практически без потерь на балансировку, как это происходит у изделий со стандартной схемой. Также заметно снижается вероятность сваливания и входа в неуправляемый штопор. Благодаря низкой удельной нагрузке на крыло и цельноповоротным вертикальным стабилизаторам авиационный комплекс 6-го поколения получит способность к уверенному выполнению разворотов в плоскости тангажа и рыскания.

Из этого следует, что «Dark Sword» уже сегодня готовят к возможности выполнения ударных операций на сверхзвуковых скоростях и с полноценным комплексом мер по преодолению средств ПВО противника, где в сложную «игру» с радиолокационными средствами противника будут включены элементы скрытного сближения с использованием малой эффективной отражающей поверхности, противоракетного маневрирования и параллельного использования бортовой станции РЭБ (в случае обнаружения), а, возможно, самообороны, в качестве которой рассматривается воздушный бой на средних и малых дальностях, и, самое главное, без риска для жизни оператора.

Источники информации:
https://vz.ru/news/2018/6/11/927361.html
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=20804
http://nevskii-bastion.ru/dk-10-china/
http://bastion-karpenko.ru/052d/
Автор: Евгений Даманцев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

821
Похожие новости
15 июня 2018, 13:03
13 июня 2018, 17:03
15 июня 2018, 16:03
16 июня 2018, 22:33
16 июня 2018, 23:33
14 июня 2018, 20:03
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 июня 2018, 17:03
11 июня 2018, 13:03
13 июня 2018, 08:03
12 июня 2018, 00:03
14 июня 2018, 12:03
13 июня 2018, 09:03
15 июня 2018, 04:03