Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Елена Лукаш: признаю свою ответственность за госпереворот на Украине


© Из личного архива Елены Лукаш
 

— Елена Леонидовна, сразу после госпереворота нынешняя украинская власть возбудила против вас ряд уголовных дел: вас обвиняли в растрате госсредств, организации (или соучастии в организации) расстрелов на Майдане и так далее. Вы были арестованы и находились в СИЗО, за ваше вызволение из тюрьмы был внесен залог в размере пяти миллионов гривен. Каков сейчас ваш правовой статус на Украине? Что стало с теми обвинениями, которые были выдвинуты против вас? Как все это восприняла ваша семья?

 


- После переворота я и моя семья остались на родине, и нам пришлось пережить немало. Досталось из-за меня друзьям, коллегам, соратникам и даже незнакомым людям. Из всех членов моей семьи пока не пострадали только мои маленькие дочки.

 

 

Третий год я нахожусь в статусе подозреваемой в хищении государственных средств за незаконные, по мнению следствия, исследования по перспективам евроинтеграции, которые провело министерство юстиции в период, когда я была министром Украины в правительстве при президенте Януковиче.

 

У меня 14 назначенных следствием "соучастников", с одиннадцатью из которых я не знакома. Я не ограничена в передвижении, но не рискую покинуть свою семью и страну. Без иллюзий ожидаю суда, тщательно к нему готовлюсь и готова к любому повороту событий. Не зарекаюсь ни от чего. Защиту свою строю как на Украине, так и в Европе.

— Известно, что вы и сами возбудили иск против сотрудников Генпрокуратуры. Какова его судьба? Дошел ли он до суда?

— Третий год я тщательно фиксирую все без исключения факты злоупотреблений, лжи, подлогов, давления, фальсификации доказательств в моем деле сотрудниками Генеральной прокуратуры.

Я и Генеральная прокуратура пребываем в четырех гражданско-правовых спорах и трех уголовных делах, инициированных моими адвокатами в отношении сотрудников прокуратуры, грубо нарушивших закон и мои права.

В судах, несмотря на колоссальное давление власти, мы одерживаем победу за победой, а вот на уровне следствия дела идут не слишком хорошо. Знаете, ворон ворону глаз не выклюет. Ложь, нарушение закона и моих прав очевидны, но пока привлечь к уголовно-правовой ответственности ошалевших от безнаказанности сыщиков, стоящих перед режимом в лакейской позе "чего изволите", не удается.

— Как вы считаете, то, что произошло зимой 2013-2014 года на Украине, было несчастливым стечением обстоятельств для вас лично и вашего правительства или итогом политики, которую проводила тогдашняя власть, частью которой были и вы? Готовы ли вы признать свою личную ответственность за то, что произошло тогда в стране, и хотя бы отчасти за сегодняшнюю ситуацию?

— Зимой 2013-2014 года на Украине произошла трагедия, последствия которой мы будем ощущать десятилетиями. Трагедия, уничтожившая мирную жизнь и замечательную, добрую и щедрую страну.

Сухим юридическим языком произошедшее описано в действующем Законе № 743-VII от 21.02.2014, которым были освобождены от ответственности граждане, участвовавшие в период с 21 ноября 2013 года в массовых акциях протеста.

Закон говорит, что от ответственности освобождаются те, кто совершил за весь период Майдана "действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти", "посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля", "диверсию или совершение с целью ослабления государства взрывов, поджогов или иных действий, направленных на массовое уничтожение людей, причинение телесных повреждений или иного вреда их здоровью" и еще более 60 уголовно-наказуемых деяний.

Этот закон подписал Александр Турчинов, тогда самонадеянно решивший, что он может исполнять обязанности президента страны. Что касается сути закона, то в нем сами "революционеры" зафиксировали, в горячке и ужасе от содеянного, что зимой 2013-2014 года в стране именно участниками массовых акций протеста были совершены действия по насильственному изменению и свержению государственного строя, при этом произошло массовое уничтожение людей и еще десятки других преступлений. Освобождая себя и своих подельников от ответственности за эти действия, нынешняя власть сама же и призналась в совершении этих преступлений.

Поэтому юридического спора о том, что именно произошло тогда, лично для меня быть не может.

 


Теперь про ответственность. Я признаю свою личную ответственность за все действия, бездействия и решения властной команды, частью которой я была. Я живу на Украине и я несу эту ответственность каждый божий день уже почти три года. Перед Богом, семьей, собой и людьми. В храме, дома, в тюрьме, на допросах и глядя в глаза маме и дочкам, моим друзьям.

 

Я была частью команды, которая не справилась с кризисом — пусть и не по своей воле, но допустила кровавые события тех дней и не смогла удержать ситуацию под контролем. Я разделяю ответственность за все хорошее, что делала команда, частью которой я была, и за все просчеты, неудачи, злоупотребления, которые также были.

Я слишком верила в силу дела и так мало времени уделяла силе слова. Я совершенно недостаточно общалась с людьми. А ведь нашу команду поддерживали миллионы!

И сейчас, пользуясь возможностью, я хочу сказать: простите меня, пожалуйста. Простите и разрешите быть рядом. Вы очень сильные, а сильные умеют прощать, вставать и побеждать.

— Как вы в качестве бывшего министра юстиции оцениваете сегодняшнее состояние правоохранительной системы Украины?

— Правоохранительной системы на Украине больше нет. Страна захлебывается в преступности. "Отреформированная" полиция не спасает от разгулявшегося криминала и — даже более того — стимулирует его своей слабостью и коррумпированностью. Резкий рост преступности из-за увольнения профессионалов предопределил ухудшение криминогенной обстановки.

Точные цифры роста преступности властью тщательно скрываются, но эксперты говорят, что в целом с 2013 года похищения людей выросли на 264%, угоны автотранспорта — на 100%, убийства — на 67%, разбои — на 46%.

В течение 2016 года на Украине от преступности пострадало 444 617 человек, из них 187 620 — от тяжких и особо тяжких преступлений. От рук преступников погибло 6988 человек.

Это война против собственного народа, и не секрет, что те, кто должен защищать правопорядок, часто лично возглавляют преступные схемы.

— Как вы оцениваете ситуацию со свободой слова на Украине? Как вы можете прокомментировать претензии власти и правоохранителей к украинскому изданию "Страна.UA", против главреда которого, Игоря Гужвы, возбуждены уголовные дела?

— Никакой свободы слова на Украине нет. Любой взгляд на события, который отличается от официальной доктрины, — преступен. Под жестким контролем практически все СМИ. А те, кто еще осмеливается писать правду, подвергаются гонениям и прессингу.

Сейчас, по мнению экспертов "Репортеров без границ", худший период в истории Украины с момента обретения независимости в 1991 году. Украина уже находится где-то между Алжиром и Гондурасом. По версии Freedom House, с 2014 года Украина — страна с несвободными СМИ.

Инакомыслие уничтожено или загнано в подполье. Нетерпение власти к любому альтернативному мнению заставило многих журналистов покинуть Украину, чтобы спасти себя и своих близких. Быть журналистом, критикующим власть, на Украине стало опасно. Угроза жизни журналистов реальнее, чем многие думают. Те журналисты, которые не согласились транслировать пропаганду, разрывающую на куски страну, стали мишенью власти.

Узником совести был назван журналист Руслан Коцаба, отсидевший в тюрьме полтора года за публичное неприятие войны на востоке. Чудовищное преступление — возле своего дома расстрелян писатель и журналист Олесь Бузина. Показательна казнь журналиста Павла Шеремета — взрыв средь бела дня в тихом центре Киева. Расследование убийств идет вяло, и уверена, что закончится ничем… С 2015 года по нерасследованному и недоказанному обвинению в сепаратизме и созданию телеканала "Новороссия" находятся в СИЗО правозащитник и журналист 17-го канала Дмитрий Василец и технический специалист Евгений Тимонин. Список жертв огромен.

Отечественные СМИ власть усмирила. Запугивание телеканалов и давление на их собственников вынудило их ввести самоцензуру. Преследованиям за инакомыслие подвергаются не только представители СМИ, но и обычные граждане.

 


Интернет-газета "Страна.UA", предоставляющая возможность ознакомиться с альтернативным мнением и публикующая антикоррупционные и резонансные расследования в отношении власти, готовится принять атаку Службы безопасности Украины. Журналистам стало известно, что в СБУ ударными темпами фабрикуют уголовные дела с целью арестовать руководителей "Страны", а само издание заставить замолчать.

 

Это наказание за десятки резонансных материалов о коррупции в высших эшелонах власти. За правду. Ее говорить нельзя. Это по сегодняшним меркам — экстремизм.

Я буду рядом с журналистами "Страны", а остальное — детали профессии. Скажу одно: попытка силовой цензуры говорит о неуверенности власти в собственных делах и силах. О ее липком страхе, предчувствии скорого исхода. Это агония.

— Какой вы видите юридическую перспективу разрешения гражданского конфликта на востоке страны? Или это только политика?

— Конфликт на востоке Украины никогда не будет решен военным путем. Единственный способ его умиротворения — политический и правовой. Для власти война — единственный способ удержаться и оправдать все свои провалы. Всей душой я желаю мира и процветания Донбассу и его замечательным жителям.

Расширенная версия интервью опубликована на сайтах Ukraina.Ru и РИА Новости Украина

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1086
Похожие новости
20 февраля 2017, 12:48
20 февраля 2017, 21:18
22 февраля 2017, 08:18
22 февраля 2017, 07:18
21 февраля 2017, 23:03
22 февраля 2017, 01:03
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
16 февраля 2017, 22:48
21 февраля 2017, 07:48
19 февраля 2017, 02:18
15 февраля 2017, 20:18
17 февраля 2017, 11:03
17 февраля 2017, 11:03
20 февраля 2017, 14:48