Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Егор Холмогоров: Над тем, что Россия украла у Украины название страны, можно хохотать до нулей

Стешин:

- С нами на связи Егор Станиславович Холмогоров. Он по-прежнему в Крыму. Егор Станиславович, давайте начнем с крымских проблем. На днях была задержана румынская шпионка Карина Цуркан, она передавала НАТО схемы электроснабжения Крыма и Донбасса. Она работала в «Интер РАО», имела доступ ко всем возможным секретам. Я и сам на это попадал, и мне друзья крымские рассказывали про блэкауты, которые следовали один за другим. Как вы думаете, что она могла такого важного передать, как навредить нашей Родине?

Холмогоров:

- По опубликованной информации становится понятно, что это был достаточно серьезный агент, который нанес достаточно серьезный ущерб нашей стране. Потому что с 2014 года через румынскую разведку НАТО фактически на постоянной основе владело всеми секретами России на энергетическом направлении, связанном с Крымом, с энергообеспечением Донбасса, который, понятное дело, находится практически полностью на нашем энергетическом балансе. И это позволяло, например, блокировать те или иные фирмы, которые сотрудничали с нами, то есть наносить непосредственный ущерб, планировать, например, ту же самую энергоблокаду Крыма. Потому что мы же не будем делать вид, что это в Киеве великие тамошние головы додумались до энергоблокады Крыма. Понятное дело, что это было придумано гораздо выше. В ситуации, когда фактически на пульте в России сидит человек, который непосредственно является шпионом иностранной разведки… Многим кажется, что румынская разведка - это смешно, но, знаете, для женщины с фамилией Цуркан это все-таки не настолько смешно. Я думаю, там и родственные, и этнические корни, и все, что с этим связано, работало. Но поразительно то, что человек, как выясняется, фактически с двойным дном, двойным гражданством и т.д. смог сделать такую основательную карьеру в России, настолько высоко забраться по нашей административной, экономической вертикали. И возникает в этой связи вопрос, уже не из сериала «Спящие», а из жизни: сколько еще таких персонажей передают информацию о России на других направлениях? Сколько еще таких шпионок, крепких телом, шпионов из гей-клубов и так далее? Мне кажется, если последует основательная чистка всех этих информаторов, то их окажется достаточно много, и это будет неприятным для нас открытием.

Стешин:

- Достаточно в любой компании посмотреть список менеджмента. Это считается хорошим трендом, когда специалист выучился на Западе. Мы же знаем, где бывает бесплатный сыр, в каких организациях, в каких образовательных программах.

Холмогоров:

- Совершенно верно. Сейчас мы постоянно обнаруживаем каких-то выпускников американских бизнес-школ, которые у нас в России планируют важнейшие реформы.

Стешин:

- Это вы про пенсионную реформу?

Холмогоров:

- Грубо говоря, да. Я почитал, что этот молодой человек говорил в оправдание этой реформы. Там все начиналось с того, что есть некоторые реалии, которые должны навсегда уйти в прошлое – церковь или пенсии.

Стешин:

- России достаточно 15 миллионов человек.

Холмогоров:

- Вот такая постановка вопросов. Когда я вспоминаю о том, как Греф приглашал какого-то индийского гуру, который подозревается у себя в Индии в убийстве собственной жены, у меня ощущение, что началось какое-то массированное нашествие, с одной стороны, каких-то сектантов на нашу управленческую систему, а с другой стороны, какие-то такие странные персонажи, как эта госпожа Цуркан, появляются в непонятных местах. Действительно жутко оттого, сколько их еще. И насколько в ситуации абсолютно жесткой, властной вертикали, когда, если что, придут и достаточно быстро закроют, они подчиняются, но стоит этой вертикали на секунду ослабить хватку, то что они в этой ситуации устроят, мне страшно подумать.

Стешин:

- Можно вспомнить утешительные в данном контексте слова Жеглова о том, что уровень преступности в стране определяется умением милиции обезвреживать преступников. В данном случае, я думаю, сработали правильно, и слава богу.

Переходим к следующей новости. Я сегодня 46 минут своей жизни потратил на беседу украинского журналиста Гордона с писательницей Людмилой Улицкой. Она еще и генетик по образованию. Они начали с привычного, обсудили генетическое рабство. Рабскую страну вслух не называли, ни разу в этом блоке не прозвучало слово Россия. Я процитирую, что мне понравилось. Гордон говорит: «Вам не кажется, что сегодня Россия превращается в мировую провинцию?» Госпожа Улицкая радостно подхватывает: «Не кажется. Так оно и есть. Мы уплываем в архаику, мы движемся в направлении обратно прогрессу. Идея третьего пути не реализовалась».

Это говорится в те дни, когда в Россию приехали сотни тысяч людей со всего мира, никто пока ни одного плохого слова про Россию не сказал. Наоборот, все ходят по той же Москве, открыв рты, в шоке оттого, что их картина мира просто рушилась - то, что им рассказывали о России СМИ, и то, что они увидели своими глазами.

Холмогоров:

- Ни снега, ни балалайки.

Стешин:

- Ни медведей. Этот разговор уже прокомментировал Виталий Милонов. Я предлагаю послушать его синхрон.

Милонов:

- Естественно, нельзя использовать неподобающим образом… Это перебор. Ее переводят из разряда необычной художницы в то темное царство людей, для которых вообще не существует ничего святого. Это просто мода среди художников. Я знаю, есть один художник на Дальнем Востоке, он нарисовал гадкую картину, карикатуру на Поклонскую. Я знаю, зачем он нарисовал – для того, чтобы свалить быстрее. Он исписался, его уже не покупают, он непопулярен, поэтому решил такое хулиганство сделать, чтобы на него напали в политическом плане, началось давление.

Стешин:

- Какой ген мешает россиянам стать европейцами? Она говорит: «Мы не можем стать европейцами, нам нужно еще 150 лет, а может быть, и больше. Эта разница догоняния, она на самом деле существует, мы это чувствуем, общаясь с людьми в разных странах».

Холмогоров:

- Если я задам вопрос, какой ген мешает Людмиле Улицкой стать русской, меня тут же закроют по 282-й статье или какое-то время спустя? Грубо говоря, надо четко понимать, что как только кто-то начинает употреблять понятия «генетика», «генетический» и т.д., он переходит на чрезвычайно опасную почву, связанную с тем, что предполагается, что соответствующие различия являются неустранимыми, они просто биологические, они воспроизводятся из поколения в поколение. Скажем, я более-менее себе представляю, например, генетическую карту русского населения в России, которая практически не отличается от генетической карты населения Украины (за вычетом западных областей и немножко севера, у нас немного другая генетика у людей на севере, она ближе к шведской, финно-угорской и т.д.). В целом это одна сплошная славянская группа, которая происходит от древних индоевропейцев. Когда нашли древнейшие в северной Евразии города Аркаим, Синташта и т.д., обитатели которых изобрели колесо и т.д., взяли генетический материал, и обнаружилось, что у них та же самая гаплогруппа (это группа, которая передается по мужской линии), которая у большинства современных русских. Грубо говоря, более чем каждый второй русский – носитель той же группы R1A1. Это та генетическая картина, которая есть у нас. Что называется, мы – генетические изобретатели колес и древнейшие строители городов.

Стешин:

- А потом одичали.

Холмогоров:

- Да нет, мы не одичали. Если посмотреть карту Москвы до собянинского приращения к югу, эту кольцевую систему, мы обнаружим ту же самую кольцевую систему, которая была у древнего Аркаима. Грубо говоря, 3-4 тыс. лет прошло, а мы воспроизводим примерно тот же самый архетип. Госпожа Улицкая, скорее всего, тоже воспроизводит старинный архетип своих предков – ложь, грабеж, провокации и т.д. В этом смысле ничего не меняется ни с ее стороны, ни с нашей. С нашей стороны есть одна единственная проблема, которая состоит в том, что мы зачем-то терпим эту изменницу, равно как и много других изменниц, в своем обществе. У нас она почему-то считается крупной российской писательницей, хотя читать это, на мой взгляд, совершенно невозможно. Мы позволяем ей выступать здесь в качестве морального авторитета, притом что, скажем, если она хочет делиться по генетическому признаку, то там, куда ей следует отправиться по генетическому признаку, я думаю, она как писатель мало кого заинтересует.

Стешин:

- Писательницы «дают угля» сегодня нашей стране. Совершенно фантастические этнографические и исторические изыскания провела на Украине писательница госпожа Лариса Ницой. Она прославилась борьбой с русским языком…

Холмогоров:

- И, собственно, больше ничем. Тем, что она борец с русским языком, и еще тем, что она Ницой.

Стешин:

- Сегодня она сделала историческое открытие. Это такой поток сознания. Попробуйте его воспринять. У меня получилось с третьего раза. «Петр Первый, когда поехал, смотрит. Все знают, что такое Русь, что такое русинский язык. Приезжает в Россию, говорит: «Ну что, Московское царство, никакое мы теперь не Московское царство, нас никто не знает. Мы теперь Русь, и язык наш русский». И издал указ, - заявила писательница. – И вот украинцы встают перед выбором: что мы с ними стали, с Московским царством, единое целое. А еще у нас было параллельное название – Украина. Часто на нас еще так и говорили. В результате, если примитивно говорить, украинцы в один момент говорят: нам нужно отсоединиться от этого Московского царства, мы – Украина». Как вам?

Холмогоров:

- Можно хохотать до нулей. Понятное дело, что это такая специфическая очень украинская письменница. Потому что украинский письменник это особый жанр. Я, кстати, заглянул в украинскую Википедию про себя и обнаружил, что я у них российский письменник, оглядач.

На самом деле слово «Московия» никакого отношения к названию страны, государства вообще не имеет. Всю жизнь территорию Великого княжества Московского называли Россия. Можно посмотреть на источники. Например, были такие итальянцы в XV веке Барбаро и Контарини, которые ездили в Россию. У них там в тексте написано: «До Москвы, города в России». Или в итальянском же источнике XY века называется: Великий герцог Иоанн (Иван III), господин России. У него есть города, которые принадлежат – Новгородия, Псковия и Моска, которая по-латыни называется Московия. То есть на самом деле Московия – это просто латинская запись слова Москва. Есть Новгородия, есть Псковия, есть Московия, есть Владимерия (Владимирская земля).

Это употреблялось так очень долго. Единственные, кто попытался немножко обжулить европейскую публику, это поляки. В 1517 году, когда Польша пыталась отстоять контроль за Смоленском, который перед этим Россия вернула себе назад, и воевала с Россией, вышел трактат такого Матвея Меховского - «Трактат о двух Сарматиях», где он писал, что есть Руссия, которая относилась к Галиции (нынешней Западной Украине), а есть Московия. Соответственно, Московия совершенно отдельно. Однако, даже ему приходилось писать: в Московии одна речь и один язык, именно русский или славянский. Но вот эта польская пропаганда все равно не сработала. Потому что, скажем, австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн, самый авторитетный источник по России в XVI веке, человек, который очень глубоко Россию изучил… Вот вышла его книга, называется она «Записки о Московии». Вроде бы все ясно. Но дальше он поясняет: «Весьма краткое описание Руссии и Московии, которая ныне состоит ее столицей». Так Московия и до сих пор состоит столицей Руссии, никуда от этого не деться.

Стешин:

- А слово «Украина» когда прозвучало?

Холмогоров:

- Украина – это вообще окраина, грубо говоря. В русском языке и в польском языке (потому что это в одинаковой степени славянские языки) слово «Украина» просто-напросто значило «окраина».

Стешин:

- Это не топоним, а направление, куда посылают, грубо говоря?

Холмогоров:

- Да. Можно было, например, прочесть что-нибудь про двинские украины, про уральские украины, про заволжские украины и т.д. Просто получилось так, что это слово употребляли одновременно и с русской стороны, применительно к этим землям, и с польской стороны. На самом деле, если смотреть польские документы, оно почти исключительно в них. Они действительно пишут все время: украина, украина, украина, имея в виду исключительно одно – окраина. В то время как наше было либо официальное, такое идеологическое название – Малая Русь. Почему Малая Русь? Потому что там страдает православие. После того, как поляки ввели Брестскую Унию, в которой преследовалось православие, было запрещено православие в Польше, оно там стало преследуемым, после этого такой богослов, полемист православный Иоанн Вишенский начал писать Малая Русь в значении Русь, где православие находится в гонении. В противоположность Великой Руси, где оно процветает. Либо народ, который там жил, казаков в царских грамотах называли черкасы. Грубо говоря, они черкасы либо Войско Запорожское. Считалось, что Богдан Хмельницкий возглавляет черкасов.

Либо в качестве еще варианта. Язык, на котором он писал грамоты, царь его не мог понять. Поэтому ему переводили на нормальный русский язык XVII века язык Богдана Хмельницкого. Но вот анекдот, что там писалось. Перекладина с белорусского наречия. То есть этот язык, которым писал свои грамоты Богдан Хмельницкий, он считался в Москве не украинским, а белорусским. И он действительно совершенно не похож на то, что сейчас. Если на какой-то из славянских языков этот язык похож, то на белорусское наречие русского языка. Таким образом, той Украины, которая была сконструирована в конце XIX века пропагандистами украинского национализма, ее в XVII веке просто не было.

Возвращаясь о том, откуда, собственно, взялось название «Россия». Говорят, что Петр Великий принял название Россия вместо Московия. Это тоже неправда. Еще раз подчеркну Россия никогда не называлась Московией. И иностранцы никто, кроме поляков, никогда Россию Московией не называли, тоже писали «Руссия». Писали либо «Руссия» с двумя «с», либо «Росия» (так греки называли нашу страну). Это слово употреблялось до середины XVII века. А потом приехали книжные справщики, печатники с Украины (Епифаний Славинецкий), из Белоруссии (Симеон Полоцкий). И вот они, выученные на латинский манер, на латинском языке, стали писать не «Росия» с одним «с», а «Россия» - с двумя. Петр Великий закрепил в нашем государственном наименовании вот этот вариант написания, который приехал как раз из Малороссии, из Белоруссии и т.д. Грубо говоря, если шутить, то это именно украинские письменники придумали для России название Россия.

Стешин:

- Тогда же не было Яндекса, через который можно проверить написание слова. А то, что написано пером, уже не вырубить топором. Я ознакомился с биографией Ницой. Ее последний шок, которым она с нами поделилась. Она зашла в Службу безопасности Украины и обнаружила, что там все общаются на русском. Цитирую: «Для меня это был шок. Это выглядело как захват врагами нашей Службы безопасности. Я так и спросила их: «Стоп, ребята, вы что, агенты Кремля?»

На этом мы попрощаемся до следующей недели.

Егор Холмогоров: В русском языке слово «Украина» обозначало «окраина»

00:00
00:00

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

608
Похожие новости
22 июля 2018, 05:03
22 июля 2018, 05:03
23 июля 2018, 06:03
21 июля 2018, 15:03
23 июля 2018, 04:03
22 июля 2018, 22:03
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 июля 2018, 12:03
20 июля 2018, 11:03
23 июля 2018, 08:03
19 июля 2018, 20:03
21 июля 2018, 17:03
19 июля 2018, 15:03
17 июля 2018, 16:03