Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Дело о «скифском золоте»: не точка, а запятая

Известие о решении Амстердамского суда относительно судьбы «скифского золота» вызвало нездоровый ажиотаж в украинских СМИ и среди политиков. Если почитать украинские новости за последние два дня, то вы узнаете, что голландский суд, оказывается, постановил, что Крым является частью Украины.

Об этом лично Порошенко твитнул: «Решение окружного суда Амстердама означает, что не только „скифское золото“ является украинским. Крым тоже является украинским, Крым — наш, и точка».
В самую смешную ситуацию, как обычно, попал Антон Геращенко, передавший англоязычную новость агентства Рейтер с радостным комментарием: «Победа! Урааа! Суд Амстердама постановил — Крым это часть Украины!». Смешно то, что в этой новости, в самом подзаголовке, который тоже попал в твит Геращенко, черным по белому значилось, что сокровища должны быть направлены «на Украину, а не в Крым». То есть, согласно этой новости, Крым все-таки не является Украиной! Но это ж было написано по-английски.

Что на самом деле решил суд Амстердама?

Кому же в итоге он присудил сокровища музеев Крыма, а заодно и сам Крым? Отвечу сразу: а ничего суд по этому поводу не решил. То есть он попросту «сбагрил» этот вопрос с голландской стороны: мол, разбирайтесь в этом сами.

Не буду подробно вдаваться в предысторию этого дела — она подробно описана в моей статье на Ukraina.ru. Вкратце напомню, что в голландском суде оспаривались 2111 единиц хранения четырех крымских музеев, отправивших уникальные коллекции, связанные с заселением Крыма, на экспозицию в амстердамский музей Алларда Пирсона еще в конце 2013 года, то есть до того, как Крым вернулся в состав России. В договоре с голландцами было отмечено, что крымские музеи являются собственниками данных коллекций, но там же значилось, что она относится к «культурному наследию Украины». При этом отметим, что на момент подписания данного договора только один из четырех музеев являлся собственностью государства Украина, остальные три официально значились собственностью Республики Крым.

Изначально украинская сторона занималась политизацией этого дела. В ходе всего процесса представители крымских музеев постоянно подчеркивали, что они не рассматривают вопросы принадлежности полуострова, что речь идет о хозяйственном праве собственности и не более того. Представители же Украины все время говорили в суде об «оккупации» и даже почему-то о «притеснениях крымских татар» — этого повествования не понял никто.

И судя по тому, что в решение суда завывания о крымских татарах и «оккупации» не попали, судьи, похоже, тоже не уразумели смысла этих рассказов. Правда, надо признать: голландские СМИ на протяжении всего этого времени занимались политизацией данного процесса не меньше, чем украинская сторона.

Я внимательно ознакомился с длинной мотивировочной и короткой резолютивной частями решения Амстердамского суда. И вынужден огорчить украинских ура-патриотов: голландцы попросту отказались рассматривать вопрос собственности данной коллекции. То есть и сейчас, имея на руках решение иностранного суда, Украина не может считаться собственником «скифского золота».

Думайте сами, решайте сами

Амстердамский суд, учитывая заполитизированность дела, решил пойти по формальному пути и указал на то, что истек срок экспортной лицензии, на основании которой артефакты прибыли в Голландию с территории тогда еще Украины. Соответственно, он постановил вернуть «скифское золото» в «страну происхождения» экспортного товара. Но при этом особо отметил, что не претендует на определение собственника, поскольку это должен решать национальный суд, то бишь украинский.

Основой для этого решения стала Конвенция ЮНЕСКО «о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности». Конвенция была принята в 1970 году, когда, когда Украина существовала как часть СССР.

В этой связи говорить об Украине как «стране происхождения» культурных ценностей скифов, обнаруженных на территории Крыма, можно ну с большой натяжкой. Особенно учитывая тот факт, что значительная часть оспариваемых артефактов была собственностью означенных музеев еще даже до того, как Крым вошел в состав УССР.

И в этой формулировке содержится зацепка, которую наверняка будут использовать адвокаты крымских музеев. Собственно, голландский юрист Михель ван Левен уже заявил об этом. Он сказал, что на оспаривание решения в Апелляционном суде Амстердама отведено три месяца, и указал на одно из направлений будущей апелляции: «В Киеве у (крымских) музеев нет никаких шансов победить Украину. И мы должны учитывать это».

Директор Центрального музея Тавриды (один из четырех музеев, участвовавших в процессе) Андрей Мальгин заявил: «Кто может гарантировать, что они завтра не будут приватизированы и не уедут куда-то? Не удивлюсь, если через какое-то время мы узнаем, что вещи попали не на хранение в Национальный музей истории Украины, а осели где-то. Это действительно реальная опасность, которую сегодня мы ощущаем. Даже если бы они просто остались в Голландии, мы были бы спокойнее. Что произойдет с ними теперь, никто сказать не может».

Что даст апелляция

Уверен, именно на этом — на неспособности Украины обеспечить правовое решение вопроса о собственности коллекции и, тем более, обеспечить ее сохранность — будет сделан упор в ходе апелляционного разбирательства. Ну, в самом деле, как официальный Киев может гарантировать сохранность подобных ценностей, если события последних лет показали: он не может гарантировать даже безопасность судебных заседаний у себя в стране.

Апелляционное рассмотрение дела может затянуться еще на несколько месяцев. Что приведет к дополнительным затратам. Уже сейчас, согласно решению Амстердамского суда, которому так радовались Порошенко и Ко, Украина перед тем, как забрать сокровища, обязана погасить «задолженность» перед музеем Пирсона за хранение коллекции и страховку (112 тыс. евро). Это не считая юридических затрат. Калькуляция данных расходов была сделана на момент вынесения вердикта суда.

Соответственно, Апелляционный суд накинет еще несколько десятков/сотен тысяч евро по истечении нового срока судебных тяжб.

Есть ли шанс на восстановление справедливости в голландском Апелляционном суде? Хочу напомнить, что Россия в июле 2014 году (в период, когда в голландских СМИ царила антироссийская истерия, вызванная катастрофой «Боинга» в Донбассе) проиграла в Гаагском суде $50 млрд. по делу вкладчиков ЮКОСа. Однако в апреле текущего года выиграла апелляцию в Окружном суде Гааги. Так что ничего невозможного в этом нет…

КОРНИЛОВ Владимир

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

927
Похожие новости
24 июля 2017, 12:48
21 июля 2017, 15:18
21 июля 2017, 00:48
24 июля 2017, 01:48
22 июля 2017, 22:19
21 июля 2017, 15:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 июля 2017, 16:18
20 июля 2017, 14:18
18 июля 2017, 21:18
20 июля 2017, 01:18
20 июля 2017, 06:18
17 июля 2017, 17:03
20 июля 2017, 11:18