Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Борьба за оливиновый пояс

700px;



Международная общественность, наблюдая за эскалацией Дональдом Трампом американского военного присутствия в Афганистане, как-то не очень обращает внимание на то, что эта азиатская страна располагает весьма значительными месторождениями нефти, природного газа и других полезных ископаемых, имеющих стратегическое значение: железной и медной руд, кобальта, золота и лития.

Между тем в одном пентагоновском меморандуме с пометкой «Для внутреннего пользования» (http://www.nytimes.com/2010/06/14/world/asia/14minerals.html) еще в 2007 году указывалось, что в перспективе Афганистан может стать «литиевой Саудовской Аравией». И хотя на создание и развитие горнорудной промышленности может потребоваться много лет, руководители компаний, занятых в этой отрасли, считают потенциал будущей индустрии достаточно высоким для привлечения значительных объемов инвестиций. При этом размеры запасов месторождений литиевых полезных ископаемых в Афганистане еще только предстоит определить.
В 2010 году в интервью газете New York Times (http://www.nytimes.com/2010/06/14/world/asia/14minerals.html) генерал Дэвид Петреус, тогдашний шеф Центрального командования США, отмечал: «…здешний потенциал потрясающий. Конечно, имеются многочисленные «если», но я думаю, потенциал огромен». А советник Министерства горнорудной промышленности Афганистана Джалил Джумриани считает, что «становым хребтом экономики Афганистана станет» добыча лития.



Доклад Пентагона умалчивает, однако, что об этой ресурсной базе еще с 1970 годов известно благодаря работам как советских, так и китайских геологов.

Хотя афганское правительство президента Ашрафа Гани и обращалось к президенту Трампу с призывами привлечь американские инвестиции в местную горнорудную промышленность, в том числе в добычу лития, реализовывали проекты в этой сфере совсем другие страны – Китай, Россия и Иран. При этом по американским воззрениям, торгово-инвестиционное сотрудничество Афганистана с Китаем, Россией и Ираном противоречит военно-стратегическим и экономическим интересам США в Центральной Азии.

Безусловный лидер по инвестициям в экономику Афганистана – Китай. Компании этой страны не только разрабатывают месторождения полезных ископаемых, но и прокладывают трубопроводы и транспортные коридоры. Одним из важнейших приоритетов Китая является сооружение современной версии исторического сухопутного транспортного Ваханского коридора, соединяющего Афганистан с Синьцзян-Уйгурским национальным округом.

Стоимость потенциальных запасов природных ископаемых Афганистана оценивается приблизительно в три триллиона долларов. Китайцы уже приобрели права на добычу значительных объемов медной руды и угля. В последние десятилетия компании из КНР стали первыми среди иностранных фирм, кому в Афганистане удалось получить концессии на поисково-разведочные работы на нефть. Итогом стало открытие Китайской национальной нефтяной корпорацией (CNPC) крупного месторождения с запасами в 1,8 миллиарда баррелей на севере страны. Для сравнения: до этого суммарные запасы нефти в Афганистане составляли 150 миллионов баррелей. А китайскому государственному гиганту «Металлургическая корпорация Китая» (MCC) удалось взять под свой контроль (http://nationalinterest.org/feature/afghanistan-has-only-one-hope-lithiu...) гигантское меднорудное месторождение Мес Айнак, находящееся на территории, подконтрольной движению «Талибан». Еще в 2010 году Вашингтон выражал свои страхи: «Жадный до ресурсов Китай будет стараться доминировать в разработке минеральных богатств Афганистана, что будет беспокоить Соединенные Штаты… А победив в тендере за меднорудное месторождение Айнак в провинции Логар, Китай наверняка захочет большего» (http://www.mining.com/1-trillion-motherlode-of-lithium-and-gold-discover...).

Афганские месторождения полезных ископаемых, содержащих литий, который используется в различных сферах – от обычных батареек до ядерных устройств, были на очереди. По крайней мере до решения Трампа о наращивании военного контингента в Афганистане.

Китай и битва за литий

Сейчас китайские горнодобывающие конгломераты ведут острую конкурентную борьбу за достижение стратегического контроля над глобальным литиевым рынком. Его по сей день контролирует «Большая тройка», состоящая из корпораций Rockwood Lithium (США), Sociedad Quimica y Minera de Chile (Чили) и FMC (США, ведет операции из Аргентины). Тем временем, доля Китая в мировом производстве лития растет, и страна уже вышла на четвертое место после Австралии, Чили и Аргентины. А китайская корпорация Tianqi Group получила контроль над крупнейшим месторождением литиевых полезных ископаемых Австралии с названием Greenbushes. Доля Tianqi в Talison Lithium, компании-операторе месторождения, доведена до 51 процента. Второй партнер китайцев по разработке этого месторождения – Albemarle из штата Северная Каролина, материнская компания корпорации Rockwood Lithium.

Рывок Пекина в сторону литиевого производства обусловлен стремительным развитием в КНР индустрии производства электромобилей.
Сегодня Китай – центр «литиевой вселенной». Страна уже стала крупнейшим рынком электромобилей. А BYD, китайская компания, которую поддерживает американский инвестор Уоррен Баффет, – крупнейший в мире производитель этой продукции. При этом китайские компании – производители лития поставляют больше всех литиевых компонентов для аккумуляторов. В КНР работают 25 компаний, производящих 51 модель электромобилей. В текущем году в Китае будет продано 500 тысяч этих транспортных средств. Для сравнения: начиная с 2009 года корпорации General Motors потребовалось семь лет, чтобы продать 100 тысяч электромобилей Chevy Volt. А BYD продаст 100 тысяч электромобилей в одном только в 2017-м (http://www.mining.com/web/china-the-centre-of-lithium-universe/)!
«Война хороша для бизнеса»

Как отмечает влиятельное американское издание Foreign Affairs (https://www.foreignaffairs.com/articles/afghanistan/2017-03-21/how-trump...), «количество американских военных в Афганистане значительно больше, чем в других зонах ведения боевых операций». Для чего оно необходимо? Зачем Трамп направляет в эту страну дополнительные силы?

Их официальный мандат – борьба с «Талибаном», «Аль-Каидой» и ИГИЛ (все три группировки запрещены в РФ) как часть «Глобальной Войны с Террором». Однако подлинная цель, которую преследуют США, размещая свои военные базы в Афганистане, – установление твердого контроля Вашингтона над богатейшей ресурсной базой страны.

Еще одна недекларируемая цель военного присутствия США в Афганистане состоит в том, чтобы вытеснить из этой страны Китай, то есть не позволить ему поддерживать с Афганистаном нормальные торгово-экономические отношения и делать инвестиции.

Сеть американских военных баз в Афганистане, то есть на западных границах Китая, – составная часть более широкого процесса по военному окружению КНР. Сегодня это кольцо состоит из корабельных групп ВМС США, дислоцируемых почти на постоянной основе в Южно-Китайском море, вооруженных сил США на Гуаме, в Южной Корее, Японии (Окинава и Джеджу), Сингапуре и Австралии.

Разворот к Азии

В соответствии с американо-афганским соглашением о сотрудничестве в сфере безопасности, заключенным в рамках обамовского «разворота к Азии», Вашингтон и его натовские партнеры получили возможность установить свое военное присутствие в Афганистане в стратегически важных точках. Девять американских баз будут контролировать западную границу Китая, Пакистана, Ирана, а также Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана.

Однако на сегодня американское военное присутствие полностью своих целей не достигло. Торгово-инвестиционные отношения между Китаем и Афганистаном продолжают развиваться. В 2012 году страны заключили стратегическое соглашение о партнерстве (http://www.reuters.com/article/us-china-afghanistan-idUSBRE85705120120608). Афганистан, кроме того, получил статус наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Более того, с Китаем тесные двусторонние отношения установил соседний Пакистан, который уже как полноправный член состоит в ШОС. А Дональд Трамп тем временем угрожает Пакистану, который и без того на протяжении уже многих лет является мишенью американской «необъявленной войны с применением беспилотных летательных аппаратов».

Пакистан, Афганистан, Иран и Китай развивают свое сотрудничество, реализуя нефтегазопроводные проекты. Геополитической платформой для интеграции Афганистана в евразийские энергетические и транспортные коридоры является ШОС, в которую входят Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан.

Другими словами, сейчас имеет место геополитическая подвижка и Афганистана, и Пакистана к интеграции этих стран в евразийскую в торгово-инвестиционно-энергетическую ось.

А Китай намерен дополнительно к этому интегрировать Афганистан в транспортную сеть Западного Китая как составную часть инициативы Пекина «Один пояс, один путь».

Справка «ВПК»

Мишель Хосудовский (Michel Chossudovsky) – канадский экономист и публицист. Заслуженный профессор Оттавского университета (в отставке). Родился в 1946 году. С 2001-го в качестве директора и президента возглавляет Центр изучения глобализации (Centre for Research on Globalization) в Монреале. В 1993 году опубликовал в New York Times статью, в которой доказал, что неолиберальные реформы Б. Ельцина приведут к катастрофе. Работал советником правительств развивающихся стран и международных организаций. Автор 11 книг, участвовал в составлении Encyclopaedia Britannica. В 2014 году награжден Золотой медалью «За заслуги» Республики Сербия за освещение агрессии НАТО против Югославии.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1064
Похожие новости
20 ноября 2017, 17:18
19 ноября 2017, 16:48
19 ноября 2017, 19:18
20 ноября 2017, 15:48
20 ноября 2017, 11:48
19 ноября 2017, 07:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 ноября 2017, 12:48
14 ноября 2017, 13:48
19 ноября 2017, 20:48
15 ноября 2017, 22:48
20 ноября 2017, 19:48
18 ноября 2017, 20:48
14 ноября 2017, 13:48