Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Bloomberg: Западу сфера влияния полагается, России — нет

Это повторялось уже бессчетное множество раз. В который уже раз дипломаты из противоборствующих сверхдержав встречаются, чтобы решить судьбу народов, которых даже нет за столом переговоров. Одни надеются предотвратить войну. Другие полагают, что война или угроза войны — справедливая плата за то, чтобы их страна сохранила за собой «сферу влияния».
Именно этого — исключительной геополитической зоны без влияния соперников — и потребовал президент России Владимир Путин в двух проектах договоров, опубликованных в прошлом месяце. Один адресован США, другой — НАТО. В совокупности получается шантаж всего «Запада» и насмешка над жалкими остатками международного порядка, основанного на правилах. Верните мне мою вотчину, говорит он, или я нападу.
Путин требует гарантий, что НАТО ни при каких обстоятельствах не примет в свой состав ни Украину, ни любую другую страну, независимо от ее предпочтений. И требует, чтобы альянс по сути разоружил уже входящие в НАТО бывшие советские республики вроде Эстонии и Латвии. Простите, что перевираю знаменитую цитату, но Путин смотрит на Восточную Европу и хочет «Запад вон, русских в дом, а украинцев — под гнет». (Оригинальная фраза о целях НАТО приписывается барону и генералу Гастингсу Исмею и звучит как «Русских — вон, американцев — в дом, немцев — гнуть», — Прим. перев.).
Если этот ход мыслей и покажется некоторым экспертам понятным, то лишь потому, что на протяжении истории он был по умолчанию. Еще Фукидид писал, что именно соперничество за сферы влияния привели Афины и Спарту к 27-летней войне. Позже аналогичное соперничество положило начало Пуническим войнам между Карфагеном и Римом (изначально из-за Сицилии) и ряду других конфликтов на протяжении веков.
Таким образом, с точки зрения Москвы или Пекина, так называемый Запад лицемерит, ведь именно эти страны возвели этот подход к мировой политике в ранг искусства.
Ранняя внешняя политика США строилась на доктрине Монро. Она призывала европейские державы не соваться в Новый свет — потому что это американское полушарие. Европейские державы, в свою очередь, радостно поделили на части всю Африку и большую часть Азии. Первые договоры, в которых прямо упоминались «сферы влияния», подписали Великобритания и Германия при разделе Гвинейского залива в 1880-х.
В ХХ веке эта привычка примет поистине дьявольский оборот. В 1939 году нацистская Германия и Советский Союз поделили между собой Восточную Европу по секретному пакту Молотова-Риббентропа. Их жертвы: Финляндия, Эстония и Латвия (их записал в свою сферу Иосиф Сталин), Литва (изначально в сфере Адольфа Гитлера), Польша (разделенная пополам) и так далее. Сегодня многие из этих стран снова заволновались.
Во время холодной войны весь земной шар по сути поделился на две сферы влияния. Но при этом родился проект, который в итоге стал Европейским союзом. Этот новый альянс на руинах прежней Европы подавал себя как упрек одиозной силовой политике прошлого. Наряду с идеалистами на протяжении всей истории европейцы мечтали о порядке, при котором большие (например, Германия или Франция) не будут господствовать над малыми (например, Люксембургом или Мальтой), а власть будет строиться на правилах, а не на грубой силе.
По окончании холодной войны их стремление поддержали и американцы. «Власть не определяется сферами влияния… или сильными, навязывающими свою волю слабым», — заявила тогда бывший госсекретарь США Кондолиза Райс (Condoleezza Rice). Казалось, на это подписалась даже постсоветская, но еще допутинская Москва. НАТО и Россия стремятся к «общему пространству безопасности и стабильности без разделительных линий или сфер влияния, ограничивающих суверенитет любого государства», — говорится в совместном заявлении двух стран от 1997 года.
Оглядываясь назад, эти слова кажутся словно из другой эры, невинной или наивной. Современные исследователи международных отношений считают, что американцы, европейцы и другие полагали, что менталитет сфер влияния удастся преодолеть. На самом деле на короткий момент в истории осталась лишь одна сфера — американская. Считается, что любой порядок, основанный на правилах, должен сторожить так называемый гегемон. Уберите гегемонию — будь то Pax Romana, Pax Britannica или Pax Americana — и международные отношения превратятся в атавизм.
Эта логика отчасти объясняет, почему вернулась дипломатия сфер влияния и бряцание оружием. Относительная мощь Америки падает, Китай в Азии поднимается, а по соседству в ирредентистские настроения ударились Россия, Турция и другие. Между тем ЕС понемногу обнаруживает, что без американской гегемонии его возвышенные идеалы отнюдь не предполагают жесткой силы, с которой приходится считаться.
Ближайшие недели, месяцы и годы покажут, движется ли мир к новой эре реальной политики по принципу «Кто сильнее, тот и прав». Суждено ли нам вернуться к безнравственности и аморальному цинизму в международных отношениях, когда малые страны — всего лишь пешки на шахматной доске великих держав?
Стоит ли умирать за Южно-Китайское море, если Китай попытается его захватить? А как насчет Украины, Молдавии или Эстонии, если Путин захочет подмять их под себя? Великие державы Запада еще могут их отпустить. Но пусть тогда не питают иллюзий, от какого мира они отказываются и какой получат взамен.
Андреас Клут — обозреватель Bloomberg, бывший главный редактор Handelsblatt Global и обозреватель журнала Economist. Автор книги «Ганнибал и я».

Подпишитесь на нас Вконтакте


1
Похожие новости
01 мая 2022, 09:34
02 июня 2022, 19:24
04 июня 2022, 17:52
02 июня 2022, 16:15
28 мая 2022, 19:42
05 июня 2022, 22:21
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
14 августа 2022, 10:33
17 августа 2022, 12:33
17 августа 2022, 12:48