Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Atlantic Council: почему Украина не признает путинских ставленников

Чуть больше недели назад миллионы украинцев охватило чувство тревоги, и я не исключение. Нас встревожили новости о предложениях, которые Украина приняла на встрече Трехсторонней контактной группы (ТКГ) в Минске 11 марта. ТКГ — это платформа для переговоров по прекращению конфликта на востоке Украины, где участвуют представители Украины, России и ОБСЕ. Однако на документах, подписанных в середине марта, стоят и подписи лиц с оккупированной Россией Восточной Украины, причем именуются они «полномочными представителями».
С тех пор об этих предложениях написано немало. Вместе с десятками других депутатов от партии президента Зеленского «Слуга народа» я присоединилась к дискуссии и выразила обеспокоенность огромными рисками, которыми чреваты для Украины эти предложения. Подписанное нами открытое письмо строится на национальных интересах Украины, предвыборных программах президента Зеленского и партии «Слуга народа», существующем украинском законодательстве, нашем опыте и патриотических инстинктах. Озабоченность, которую мы подняли, заслуживает подробного рассмотрения.
Наиболее спорным из предложений, изложенных 11 марта в Минске, стал план создания Консультативного совета, где соберутся украинские чиновники и представители оккупированной Россией Восточной Украины. Изначально этот проект документа обнародован не был. Однако спустя несколько дней он появился в украинских СМИ, и впоследствии его подлинность подтвердилась.
Предполагается, что в состав Консультативного совета войдут десять представителей Украины и десять представителей оккупированных регионов под российским руководством. К ним присоединятся по одному представителю от ОБСЕ, Франции, Германии и России в качестве наблюдателей. По согласованному в Минске тексту, главная задача Консультативного совета будет «вести диалог и вырабатывать предложения по политическим и правовым решениям для урегулирования конфликта».
Чем же это предложение так тревожно, и какие ключевые вопросы оно затрагивает?
Хотя само по себе решающего значения оно не имеет, недооценивать его потенциал, который грозит преобразовать весь мирный процесс в пользу России, нельзя. Сегодня переговоры в Минске предполагают диалог между Украиной и Россией при посредничестве ОБСЕ. Представители оккупационных администраций в них участвуют, но официальными участниками переговорного процесса не являются. Если Консультативный совет будет создан в предлагаемом формате, переговоры о «политических и правовых решениях» будут вестись непосредственно между Украиной и российскими ставленниками из так называемых народных республиках. Статус России изменится с участника на наблюдателя или даже посредника. А именно этого Кремль и добивается.
То, что параллельно с этим продолжатся трехсторонние переговоры в формате ТКГ, ничуть не снижает риски от взаимодействия с ведомыми Россией республиками. Напротив, грозит создать прецедент, к которому Россия давно стремится — прямой диалог между украинскими чиновниками и представителями оккупационных администраций. Москве не обязательно требовать от Украины официального признания, чтобы достичь своей цели и отстраниться от войны. Есть риск, что «фактическим признанием» в соответствии с международным правом будет считаться сам факт вступления в прямой диалог.
На карту поставлен центральный вопрос всего конфликта, а именно участие России. Стоит подчеркнуть, что российские запирательства уже опровергли многие международные организации, — включая Канцелярию прокурора Международного уголовного суда, которая в докладе от декабря 2019 года подтвердила, что «прямые военные действия между соответствующими вооруженными силами Российской Федерации и Украины указывают на начало международного вооруженного конфликта на востоке Украины не позднее 14 июля 2014 года». Если Украина согласится вступить в любые прямые переговоры с местными ставленниками Москвы вместо самой России, это может подорвать все обвинения в ее адрес. На практике это будет значить, что Украина поставит под сомнение как факт международного вооруженного конфликта, так и достоверную российскую агрессию.
А это прямо противоречит украинскому законодательству, где Россия признается государством-агрессором, а пострадавшие районы восточной Украины считаются «под временной российской оккупацией». Кроме того, это грозит сильно подточить положение Украины на международной арене. Сегодня в Международном суде ООН и Европейском суде по правам человека рассматривается несколько дел, чья цель — привлечь Россию к ответственности за ее действия на Украине. Предоставляя Кремлю правовые основания дистанцироваться от самой войны и ряда других преступлений, совершенных на востоке Украины, украинские власти рискуют не только подорвать шестилетние усилия по привлечению России к ответственности, но и предотвратить будущие судебные иски.
Кроме того, на карту поставлены как дальнейшая международная поддержка Украины, так и санкции против России. С самого начала российской агрессии в 2014 году Украина однозначно и последовательно считает самопровозглашенные сепаратистские республики на востоке страны марионетками, которые создала и полностью контролирует Россия. Эта позиция подтверждается огромным количеством доказательств и получила широкое признание на международном уровне. В частности, в своей резолюции от января 2018 года Парламентская ассамблея Совета Европы упоминает «продолжающуюся российскую войну против Украины, которая разворачивается в ряде районов Донецкой и Луганской областей».
Важность международного признания роли России выходит за рамки необходимой политической и дипломатической поддержки. Признание подкрепляет значительную финансовую и военную помощь, полученную Украиной, и служит основой для международных санкций, введенных против России. Наряду с героизмом украинских военных и добровольцев эти санкции сыграли решающую роль в сдерживании российской агрессии. Если Украина сейчас изменит свою позицию, она перечеркнет дипломатический прогресс последних шести лет и создаст предлог для ослабления международных санкций против России. Это позволит Кремлю усугубить агрессию против Украины.
К счастью, украинское правительство предложение Трехсторонней контактной группы о создании Консультативного совета еще не подписало. У Киева еще есть шанс увернуться от этой российской ловушки и — пока не поздно — избежать огромной стратегической ошибки.
Я далеко не одинока в своем убеждении, что создание консультативного органа с участием украинских чиновников и путинских ставленников ничуть не приблизит нас к достижению мира на востоке Украины. Не улучшится и рейтинг президента Зеленского. Вместо этого украинское общество расколется, а международное положение страны резко ослабнет.
В конечном счете я хочу верить, что этот проект — заблуждение, которое может быть исправлено, — и будет исправлено.
Заглядывая в будущее, я надеюсь, что все будущие стратегические шаги к миру на востоке Украины будут обсуждаться внутри партии президента Зеленского «Слуга народа» — и только потом воплощаться. Консенсусный подход поможет укрепить позиции как президента, так и государства.
Лиза Ясько — украинский депутат от партии «Слуга народа» и председатель украинской делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
1221
Похожие новости
08 июля 2020, 14:48
07 июля 2020, 10:03
08 июля 2020, 16:03
08 июля 2020, 09:48
07 июля 2020, 20:03
09 июля 2020, 08:18
Новости партнеров

 
 
Новости СМИ

Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
07 июля 2020, 10:03
05 июля 2020, 16:49
03 июля 2020, 22:18
04 июля 2020, 13:18
03 июля 2020, 11:03
02 июля 2020, 15:03
04 июля 2020, 03:18