Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Аресты российских журналистов в Минске: что стоит за провокацией против Союзного государства?

Украинский опыт, похоже, ничему не учит чиновников некоторых постсоветских государств, обнаруживающих угрозы для себя не на Западе, а на Востоке. Так, в прошлую пятницу Следственный комитет Беларуси подтвердил задержание корреспондента российского информационного агентства Regnum Сергея Шиптенко. Ранее сообщалось о задержании Юрия Павловца и Дмитрия Алимкина, также являющихся авторами названного агентства.

Знакомый почерк: так на Украине борются с «сепаратистами» 

Что удивляет в истории с задержанием белорусских граждан как российских журналистов, так это, в первую очередь, жесткость реакции Следственного комитета Беларуси, хотя состав предполагаемого преступления весьма сомнителен. Одно дело — отправить в СИЗО человека, задержанного на месте преступления у трупа с ножом в руке или долгое время находящегося в розыске, а другое дело — за тексты, содержание которых толком не понимает большинство тех же следователей. Вопрос: кто заказчик такой реакции?


Кто и на основании каких критериев теперь будет выяснять, чего больше в текстах журналиста Сергея Шиптенко: любви к Беларуси или же ненависти к её врагам — в то время как задержанный будет находиться в СИЗО?
До задержания к авторам (а теперь подозреваемым) у белорусских чиновников не было никаких претензий. Никто из официальных лиц не задавал журналистам никаких вопросов, не слал предупреждений в Агентство или же его авторам. Не было и исков в судебные инстанции по конкретным публикациям. А когда у кого-то во власти РБ появились некие вопросы — сразу последовало задержание. Видимо, для того, чтобы с помощью задержанных и непосредственно в ходе дискуссии в камере предварительного заключения и разобраться: кто на самом деле разжигает национальную рознь в Беларуси.
Я скажу кто: в данном случае — Следственный комитет Беларуси, применивший явно неадекватную меру пресечения правонарушения, если таковое вообще имеет место.
Отмечу: задержаны журналисты российского СМИ. И не националистического, не подпольного какого-нибудь издания, а весьма солидного и уважаемого Агентства, профессионально и последовательно проводящего на постсоветском пространстве интеграционную линию.
Удар по журналистам этого Агентства — это политический удар. Очевидно ведь, что в данном случае кто-то и зачем-то сделал вызов не просто российским СМИ, но России как таковой. Этого могут не понимать следователи СКБ, но очевидно хорошо понимают те, кто отдал приказ на задержание.

Провокация против Союзного государства

К любому российскому изданию наверняка можно предъявить претензии в связи с отдельными публикациями тех или иных авторов. Однако же в применении статьи 282 УК РФ или же статьи 130 УК РБ по отношению к журналистам, процедуры следствия, экспертизы и судебного решения должны все же предшествовать задержанию подозреваемого, а не наоборот.
А вот если происходит наоборот, если журналиста хватают как сепаратиста или экстремиста без суда и следствия, а всего лишь по подозрению, это, извините, уже политика.
И это очень большая политика, когда власть не ведет диалога со СМИ, не принимает административных мер к тем или иным изданиям, не штрафует журналистов и не увольняет редакторов, а попросту — сразу в камеру.
Хочется спросить: против кого направлена политика тех, кто задержал российских журналистов? Против конкретно Регнума, против России, президента Беларуси, Союзного государства, евразийской интеграции? Здесь каждый из вопросов уместен, потому что затронуты интересы и Агентства, и российской прессы, и главы Беларуси, и Союзного государства, и всего постсоветского пространства.
В той же России сегодня немало публикаций и выступлений журналистов, наполненных ненавистью к РФ и русским. Но никому не приходит в голову задерживать какого-нибудь Майкла Бома за его проамериканскую позицию или тем более прессовать каких-то белорусских журналистов, какой бы бред про Россию они не несли. Все-таки пресса — это та среда, в которой, с одной стороны, допустим высокий уровень дискуссионности, а с другой — установлены двести раз взвешенные процедуры противодействия крайностям. И если же начать задерживать всех подряд за высказывание позиций, которые не нравятся каким-то чиновникам, на этом пресса, собственно, и закончится.
Похоже, кому-то в Беларуси хочется именно этого: чтобы в стране прекратились дискуссии на этнополитические темы. Кому-то хочется, чтобы в Беларуси, как и на Украине, говорить правду можно было бы, как утверждает Руслан Коцаба, только в тюремной камере. (https://ria.ru/interview/20161209/1483257370.html)
Подобные настроения в чиновной среде были ловко подхвачены профессиональными русофобами. Белорусских чиновников, похоже, убедили, что отношения с Европой дороже, а Россия, как всегда, «все простит», посему начинать зачистку СМИ нужно с журналистов российских.
И в данном случае, видимо, не важно — было ли преступление. Никто, кроме заранее подготовленного суда, не возьмется сегодня определять меру белорусофобии в тех или иных текстах. Тем более, что в случае с задержанными журналистами мы, на самом деле, имеем прямо противоположное — белорусофилию.
Любить Беларусь можно по-разному. Одни любят её, считая белорусов литовцами или поляками, другие любят белорусов, считая их русскими.
Второй вариант СКБ считает неприемлемым. Его право. Вопрос в том, кто надоумил его задержать российских журналистов, да еще и считать, что это на пользу не только Беларуси, но и России.
Представитель СКБ Сергей Кабакович заявил в пятницу, что Шиптенко подозревается «в совершении умышленных действий, направленных на возбуждение у различных групп населения Российской Федерации и Республики Беларусь национальной и иной социальной вражды, а также розни по признакам национальной, языковой и иной социальной принадлежности, выразившихся в подготовке и размещении в интернете статей под псевдонимом Артур Григорьев». (https://ria.ru/world/20161209/1483257201.html)
Формулировка, как видим, настолько «безупречна», что позволяет СКБ вторгаться в компетенцию СК РФ, устанавливая, что действия журналиста возбуждают вражду не только у белорусского, но и у российского (?) населения. Она также вменяет журналисту в вину…использование конкретного псевдонима. А если бы не «Артур Григорьев», то что? Разжигания вражды не было бы?
Безграмотность обоснования задержания — еще одно свидетельство того факта, что мы имеем дело ни с чем иным, как с тщательно проработанной политической провокацией.

Гнобить российских журналистов — одна из задач Запада

Напомню, что три недели назад депутаты Европарламента проголосовали за принятие резолюции о противодействии российским СМИ, самыми опасными из которых названы агентство Sputnik и телеканал RT.
Уверен: задержание российских журналистов суть мера устрашения, которая была применена СКБ не без участия прозападных структур, реализующих названную выше резолюцию Европарламента в своих странах, а также на постсоветском пространстве.
В минувшие выходные экс-посол США в России Майкл Макфол опубликовал статью в Washington Post, в которой предложил американским властям зарегистрировать агентство Sputnik и телеканал RT как иностранных агентов. Полагаю, что нам теперь следует задуматься над тем, а не станет ли следующим шагом белорусских властей блокирование работы Агентства Sputnik Беларуси.
Действительно, если сегодня нанесен удар по журналистам российского издания в РБ, то нет никаких гарантий, что завтра белорусские следователи не нанесут удар и по российским изданиям или же не начнут (прикрываясь мандатом единого Союзного государства и формулировками вроде той, что приведена ниже) вершить «правосудие» непосредственно в Москве.
Уверен, что после удара по Регнуму (если он останется без ответа) многие российские журналисты откажутся участвовать в совместных мероприятиях в Минске. Уйдут из Беларуси и многие евразийские издания и гуманитарные проекты.
Кстати, а как обстоит дело в Беларуси с русофобами? А русофобы чувствуют себя в Белоруссии прекрасно. Ни один польский или литовский националист, излагающий в белорусских СМИ идеи про Беларусь как часть Речи Посполитой или же Великого княжества Литовского, не задержан. Напротив, их приглашают ко все более активному и промасленному западными грантами диалогу.
Но именно так начинался украинский майдан. С ограничения свобод для пророссийских граждан с одновременным заигрыванием с теми, кто прикрыл свою деструктивную деятельность приставкой «евро».
Замечу также, что Следственный комитет Беларуси осчастливил не только русофобов, но и белорусофобов. Одним своим движением СКБ сделал то, чего заклятые западные друзья Беларуси добиваются уже лет десять. Он дискредитировал белорусскую власть так, что теперь ни один российский журналист или эксперт не будет чувствовать себя в безопасности на территории РБ.
СКБ отбросил российско-белорусские отношения на 10 лет назад. В этом, собственно, и состоит, на мой взгляд, главная цель провокации с задержанием в Минске российских журналистов.
Кто-то полагает, что белорусский суд во всем разберется, после чего огласит приговор российским журналистам. Нет, он огласит его Беларуси.

ЛЕПЕХИН Владимир

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1101
Похожие новости
22 августа 2017, 10:33
23 августа 2017, 17:03
22 августа 2017, 02:33
21 августа 2017, 23:33
23 августа 2017, 14:03
22 августа 2017, 22:04
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 августа 2017, 04:18
18 августа 2017, 14:48
17 августа 2017, 20:33
21 августа 2017, 15:03
20 августа 2017, 16:03
18 августа 2017, 18:48
20 августа 2017, 13:03