Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Александр Рар: Германия и Франция не знают, что делать с Европой

Коалиционное соглашение между Социал-демократической партией и консервативным блоком канцлера Ангелы Меркель завершило почти полугодовой правительственный кризис в Германии. Новый Кабинет министров должен приступить к своей работе уже 14 марта. Об изменениях в немецкой политике, а также о том, как обновленное правительство Германии будет выстраивать отношения с Россией, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал немецкий политолог, научный директор Германо‑российского форума Александр РАР:
— Г‑н Рар, на какие уступки пошли представители Социал-демократической партии (СПД) и Христианско-демократического и Христианско-социального союзов (ХДС/ХСС), чтобы заключить коалиционное соглашение и выйти из политического тупика?
— Я думаю, что больших уступок не было сделано. Дело в том, что коалиция христианских демократов и социал-демократов хоть и не подряд, но уже два раза начиная с 2005 года правила Германией. Фактически заключенное ими соглашение означает то, что эта коалиция нашла в себе политическую волю продолжить совместное правление.
Многим кажется, что госпожа Меркель, во всяком случае на бумаге, начала делать больше уступок, так как она не могла себе позволить обидеть социал-демократов и не создать с ними правительство. Ведь это была уже вторая попытка. Ранее ХДС/ХСС пытались войти в коалицию со «свободными демократами» и «зелеными», но им это не удалось. К тому же у госпожи Меркель оставался последний шанс спасти свое четвертое по счету канцлерство.
Если бы социал-демократы отказались от коалиции с ХДС/ХСС, то возник бы вопрос, сколько еще госпожа Меркель могла оставаться у власти. На выборы ее партия пошла бы уже с другим лидером.
Но коалиция создалась, и госпожа Меркель действительно согласилась на коалиционное правительство, что, конечно, представляет для нее политическую опасность, так как ее партия не хочет такого Кабинета министров.
Время покажет, как это будет работать. Самая главная уступка, которую сделала госпожа Меркель, по мнению многих наблюдателей, — это то, что она отдала ключевое министерство в правительстве, Министерство финансов, социал-демократам. И теперь они получат то, чего давно добивались, — возможность напрямую влиять на европейские процессы, на финансы Европы. Именно в этом случае можно говорить о большой уступке со стороны госпожи Меркель.
— Какова дальнейшая судьба уже бывшего лидера СДП Мартина Шульца и что в действительности стоит за его уходом?
— Господин Шульц «вылетел» из руководства партии именно из-за того, что он заявлял во всеуслышание, что не пойдет в правительство госпожи Меркель. В итоге Шульц стал жертвой своих слов. Члены СДП заставили его уйти со всех постов, чтобы партия смогла войти в правительство.
Шульц взлетел наверх случайно. Он стал лидером Социал-демократической партии, стал кандидатом на пост канцлера и фактически за несколько месяцев испортил свою карьеру. Сейчас он оказался в небытии. Дело в том, что Шульц последние двадцать лет был в Брюсселе, где хорошо и удобно отсиживаться и не общаться с широкими массами. Он полностью отошел от реальной жизни и не знал, о чем думают низы, поэтому и не смог убедить людей ни в чём. Вначале многие думали, что это человек со стороны, а не из Германии.
Это трагический случай. Еще никогда политик не взлетал так высоко наверх и не падал так больно на глазах мировой общественности, как Мартин Шульц.
— Есть уже понимание того, как новое правительство будет выстраивать отношения с Россией?
— Нет никакого понимания. Всё зависит от того, как будет двигаться минский процесс. Среди немецкой элиты присутствует точка зрения, что Россия в рамках минского процесса немедленно должна вернуть восток Украины под контроль Киева, убрать оттуда своих советников и военных, отвести свои вооружения и т. д. И только тогда Берлин согласится нормализовать отношения с Москвой и отказаться от санкций.
Но ситуация, как мы знаем, совсем иная. Она сложнее. Россия не будет делать всё, чего требует Запад, если в то же самое время украинская армия будет продолжать получать новое боевое оружие от США, если украинская армия будет готова идти дальше в наступление на сепаратистов. Россия не может этого допустить.
Есть идея ввести миротворческие войска ООН на территорию Донбасса. Но тут тоже споры. Украина и западные страны хотят «косовское» решение, что бы армия ООН пришла и фактически взяла власть и административные функции во всём регионе. Россия, в свою очередь, хочет, чтобы миротворцы лишь разделяли украинскую армию и сепаратистов. Тем самым она стремится создать на востоке Украины такие же условия, как и в Приднестровье, то есть заморозить конфликт.
— Президент Украины Петр Порошенко заявил о своих планах посетить Германию и обсудить риски, связанные с «Северным потоком — 2». Какой будет позиция нового немецкого правительства по проекту строительства газопровода?
— Германия стоит на позиции, что Украину нельзя бросать на произвол судьбы. По ее мнению, Россия должна переправлять газ в Европу не только напрямую, но и используя территорию Украины для транзита. Это делается для того, чтобы Украина могла на этом транзите зарабатывать деньги.
Однако если Порошенко думает, что сможет уговорить немцев отказаться от «Северного потока —2», то он сильно ошибается. Запад прекрасно понимает, что внутри транзитной Украины больше десяти лет происходят различные конфликты и это угрожает остановкой газовых потоков.
В Германии всё более усиливается мнение, что газовые трубы нужно строить в обход транзитных государств, если транзитные государства используют свою монополию на транспорт как некое оружие. Что касается позиции Германии по «Северному потоку — 2», то по логике вещей газопровод должен быть построен.
— Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий на днях высказался об опасности «Северного потока — 2» для Европы. Как Германия смотрит на позицию Польши по этому вопросу?
— У поляков нет никакой конструктивной позиции, кроме постоянных действий против России. Им это долгие годы прощали, относились к полякам с пониманием. Однако сейчас Польша начинает раздражать Европейский союз, и ее позицию теперь игнорируют.
— Новую стратегию Евросоюза «Европа двух скоростей» называют попыткой Меркель спасти ЕС. Как новый европейский курс согласуется с политикой Германии?
— Берлин до конца не понимает, в каком кризисе находится мировая архитектура. В экономическом плане в Германии всё отлично. Есть социальные проблемы, но немцы ни в чем не видят угроз своей стабильности. В других странах есть усиление правых, евроскептиков, которые уже, например в Австрии, попадают в правительство. В Германии этого пока еще не произошло.
Немецкая элита очень самоуверенна, я бы даже сказал, слишком. Она думает, что с помощью поддержки Франции поставит Европу на новый курс, согласно которому будут созданы Соединенные Штаты Европы. При этом немецкие элиты не хотят видеть, что фактически нарастает отчуждение между Европой и Америкой.
Они не хотят видеть, что в Европе есть раскол между Северными и Южными странами. Южные страны не могут уже поддерживать стабильность внутри еврозоны, так как у них слишком много долгов. Они будут нуждаться в финансовой помощи со стороны северной части Европы. А Север, со своей стороны, отказывается помогать своим бедным братьям бесплатно.
Кроме того, есть раскол между Западом и Востоком Европы. Вводятся санкции против Венгрии и Польши, потому что эти две страны отказываются забирать из Германии беженцев.
Еще одной проблемой является выход Великобритании из состава ЕС. Поднимаются вопросы обороны.
Политика Германии нуждается в травматичных изменениях и корректировке своей прежней самонадеянной позиции.
Нужно смотреть на мир другими глазами, что и пытался делать прежний министр иностранных дел Зигмар Габриэль, которого собственная партия сейчас убрала, потому что он им не подходит. Легко ничего не будет. Впереди еще очень много нерешенных и сложнейших проблем.
— Какими Вы видите перспективы проекта «Европы двух скоростей»?
— Я думаю, что никаких реформ в Европе пока не будет. Может, Франция и Германия хотели бы их начать, но единства внутри ЕС сейчас нет. Я думаю, что если Европа начнет дальше разваливаться, то план «Б» может вступить в силу. Это попытка объединить в более тесный политический союз те страны Евросоюза, которые этого хотят, и отбросить страны, которые против этого. Но весь этот план пока на бумаге. Как на практике это сделать, кто посмеет, у кого найдется политическая воля? Вопросы остаются открытыми.
На деле «Европа двух скоростей» — это расчленение Евросоюза. Пока я себе это с трудом могу представить. Правда, никто не ждал, что Великобритания выйдет из Европейского союза, а она вышла. И это уже раскол внутри Европы. Вполне вероятно, что просто придет время и обстоятельства будут диктовать Европе совсем другое поведение, нежели сейчас.
У меня ощущение, что Франция и Германия пока не имеют представления, как быть с этой Европой, и начинают всё больше и больше бояться, что нынешняя стабильность и нынешняя концепция Европы могут стать несостоятельными.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

917
Похожие новости
15 августа 2018, 03:33
16 августа 2018, 20:33
16 августа 2018, 09:33
16 августа 2018, 01:33
16 августа 2018, 09:33
15 августа 2018, 05:33
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
16 августа 2018, 12:33
16 августа 2018, 19:33
16 августа 2018, 18:33
16 августа 2018, 01:33
16 августа 2018, 18:33
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 августа 2018, 17:33
14 августа 2018, 21:33
09 августа 2018, 21:33
15 августа 2018, 10:33
15 августа 2018, 19:33
13 августа 2018, 07:33
13 августа 2018, 14:33