Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Александр Новороссов: "Художественное политиканство"

Всегда – ныне и присно – наша интеллигенция играла, играет и ещё будет играть
                    Роль ломовой лошади истории.
                         Алексей Максимович Горький.

Соглашаясь в целом со словами так называемого «буревестника революции», вынесенными в эпиграф к настоящей заметке, мы должны констатировать, прежде всего, что интеллигенция, которую иногда обзывают «гнилой» принадлежащие к ней же лица, представляет собой весьма разнопрофильное явление североевразийской цивилизации, вследствие чего Лев Гумилёв решительно не принимал, когда его именовали «интеллигентом», указывая на наличие у него конкретной профессии. При этом, тут ниже мы не станем совсем затрагивать многопрофессиональные слои технической, научной, медицинской, образовательной и журналистской частей интеллигенции, а остановимся непосредственно только на тоже разносторонней художественной её составляющей (разумеется, полностью отдавая себе отчёт в неразрывно теснейшей взаимосвязанности перечисленных и всех иных компонентов интеллигенции). Более того, не относясь к искусствоведам, нам здесь придётся оставить в стороне также те разноотраслевые составные элементы художественной интеллигенции, какие заняты в музыкальной и изобразительной областях, сосредоточившись исключительно на писательской (литературной) среде, как известно, в том числе прямо обусловленной способами разрешения языковой проблемы культурного прогресса. Однако, не принадлежа к литературоведам, мы не будем исследовать творчество и жизненный путь отдельных писателей и своеобразие их определённых произведений (для чего всегда требуется особая подготовка), лишь позволив себе взглянуть на ряд граней взаимовлияния литературы с бытием, как и на взаимодействие писательства с политикой.


С одной стороны, в свете обозначенной узкой сферы нашего интереса (в данной заметке) нам нужно признать как реализм основных течений меняющейся со временем отечественной литературы, - реализм, дававший ей возможность довольно адекватно отображать в художественной форме развивающуюся действительность с её противоречиями на разных ступенях самодвижения жизни, - так и громадное воздействие её видных деятелей на духовное совершенствование общества.
Во-первых, это характерно для Золотого (XIX) века нашего писательства, когда им были достигнуты классические вершины поэзии Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Фёдора Тютчева, Тараса Шевченко и прозы Николая Гоголя, Фёдора Достоевского, Льва Толстого, Ивана Тургенева, Антона Чехова, не говоря об их достойнейших предшественниках (как всегда закладывающих почву будущих взлётов) и о многих других самобытных творцах-современниках, часто несколько затушовываемых в блеске указанных выше имён при их перечислении.
 Во-вторых, сие присуще и Серебрянному (начало XX) веку многонациональной североевразийской литературы Анны Ахматовой, Александра Блока, Валерия Брюсова, Михаила Булгакова, Ивана Бунина, Максима Горького, Николая Гумилёва, Сергея Есенина, Александра Куприна, Владимира Маяковского, Дмитрия Мережковского, Марины Цветаевой, Леси Украинки, Ивана Франко и целого ряда иных изумительных и разнообразных авторов, несмотря на налёт декаденства у некоторых из них.
 В-третьих, несомненные творческие свершения в рамках социалистического реализма (жёстко скованного догматизированным марксизмом-ленинизмом) были достигнуты не только оставшимися в СССР представителями Серебрянного века, но и (например, уже без следования алфавиту) потрясающей прозой Михаила Шолохова, Бориса Пастернака, Исаака Бабеля, Корнея Чуковского, Александра Фадеева, Константина Симонова, Евгения Петрова, Ильи Ильфа, Валентина Катаева, а также удивительной поэзией Александра Твордовского, Ярослава Смелякова, Расула Гамзатова, Юлии Друниной, Юнны Мориц, Евгения Евтушенко, Андрея Вознисенского, Роберта Рождественского, Василия Симоненко, как и менее контролировавшегося сверху песенным творчеством Булата Акуджавы, Юрия Визбора, Владимира Высоцкого, Юрия Кукина, Олега Митяева, Михаила Ножкина, Виктора Третьякова, стихотворные мысли коих мы неоднократно цитировали в своих предыдущих заметках.


С другой стороны,с самого начала своего исторического появления в Российской империи интеллигенция была сильно политизированной, в частности, издавна разделяясь на сравнительно небольшую часть славянофильствующих патриотов и явно преобладающую массу европопоклонствующих западников. Примечательно, что носителями западных идей первоначально были          не просто дворяне, а высшая аристократия и даже царствующие особы. Вместе с тем, понятно, что всё более определяющее значение в их распространении имела собственно интеллигенция, ряды которой постоянно росли, усиливая её общественное влияние. Павел Милюков писал об этом так, возражая авторам нашумевшего в начале XX столетия сборника «Вехи»:

  •  “С самого своего возникновения русская интеллигенция постепенно переходит из состояния кружковой замкнутости на положение определённой общественной группы. Индивидуальные сотрудники Петра, товарищи по школе при дворе Елизаветы, оппозиционеры-масоны и радикалы Екатерининского времени, потом военные заговорщики, читатели и поклонники В.Г. Белинского, единомышленники Н.Г. Чернышевского, учащаяся молодёжь, “третий элемент”, профессиональные союзы, политические партии –  всё это постепенно расширяющиеся, концентрические круги... С расширением круга влияния будет ослабляться сектанский характер идеологии, дифференцироваться её содержание, специализироваться её цели, увеличиваться конкретность и определённость задач, выигрывать деловитость работы, обеспечиваться непрерывность, организованность и систематичность её выполнения”.

Рост и характерные свойства российской интеллигенции позволили ей всё более существенно воздействовать прямо и косвенно на ход исторических событий. Этому способствовало и то, что в правящих кругах, особенно при Александре I и Александре II, интеллигентское влияние было заметно. Сергей Булгаков (один из авторов упомянутых «Вех») в связи с этим даже утверждал:

  •  “...судьбы Петровой России находятся в руках интеллигенции, как бы ни была гонима и преследуема, как бы ни казалась в данный момент слаба и даже бессильна интеллигенция. Она есть то прорубленное окно Петром в Европу, через которое входит к нам западный воздух, одновременно и живительный и ядовитый. Ей, этой горсти, принадлежит монополия европейской образованности и просвещения в России, она есть главный его проводник             в толщу стомиллионного народа”.

Таким образом, не вдаваясь в детали исторических поворотов, но имея ввиду обозначенные выше две исходные стороны характеристики писательской интеллигенции, приходится констатировать, что в условиях пресловутого развитого социализма, когда застойно-застольные тенденции карьеризма, бюрократизма, формализма и догматизма вместе с проникновением буржуазных влияний Запада стали разъедать энтузиазм строителей нового мира, тогда в данной среде всё более начали усиливаться лицемерие и двурушничество, вовлекающие всё большее число литераторов, в кругах коих уродливо сочетались беззаветно-официальная преданность делу компартии с меркантильно-кухонной оппозиционностью. И, как только горбачёвская перестройка/дерьмократизация дали возможность (без страха последствий) обнаружить своё истинное лицо, тотчас же территориально организованные по национальным республикам структуры Союза писателей СССР развернули активную национал-сепаратистскую деятельность по развалу союзного государства, оказавшись одним из наиболее зловредных отрядов погромщиков СССР.


К примеру, писменники Украины явились одними из ведущих активистов так называемого “народного руха” (который за разруху). Те драчи, мовчаны, павлычки, яворивские и.т.д, и т.п., и др., и пр., - список (увы!) можно долго продолжать – какие с пеной у рта славили советское время и коммунистических вождей, теперь ринулись обливать всё это грязью, запопадливо демонстрируя свою “всегдашнюю” приверженность самостийникам-западенцам-бандеровцам-нацистам, которые с их помощью дорвались до власти и которые ныне довели “улюблену неньку” через госпереворот и братоубийственную гражданскую войну до незаможного статуса проамериканского европротектората. Поэтому, в заключении стоит целиком привести стихотворение философа Александра Александровича Зиновьева из книги «Записки ночного сторожа», в котором он едко отражает скрыто-домашний процесс воспитания партноменклатурных отпрысков в СССР, но в котором (одновременно и неожиданно для самого автора) достаточно удачно фиксируются аморальные устои всех постсоветских перевёртышей, в частности, и пробандеровской камарильи, госпереворотно узурпировавшей власть и бросившей страну в гражданскую междоусобицу под эгидой дядюшки Сэмы в евронезалежной, тем более, что ключевые фигуранты хунты вместе с их писменницки словоблудными литераторами-идеологами выросли (под воспитующим надзором партократически теневиковых папаш-мамаш) из застойно прогнившей верхушки или околоверхушки ВЛКСМ и КПСС:

     Грязь и слякоть на дворе.
     В сером небе — тучи.
     Гнусный мальчик на ковре
     Без причин канючит.
     Среди мебели снуёт
     Вздорная мамаша.
     В жадный рот ему суёт…
     Нет, отнюдь не кашу.
     Самомнения полна,
     В пеньюар одета,
     Тычет в мордочку она
     Толстую конфету.
     Жри, подлец, из спецларька редкую конфету!
     Папа, важный Секретарь,
     Водочку лакает.
     И, как было это встарь,
     Сына наставляет.
     Говорю тебе, любя,
     А не трали-вали,
     Не напрасно ж за тебя
     Кровь мы проливали.
     Помни это, негодяй,
     Жуй свою конфетку.
     И на ус себе мотай
     Мудрость жизни, детка.
     Никогда не забывай жизни мудрость, детка!
     Что заметишь — не зевай.
     Хапай, где попало.
     Не предложат — сам хватай.
     И кричи, что мало.
     Не шучу я, дорогой,
     Говорю серьёзно.
     Коль не ты — урвет другой,
     Будет слишком поздно.
     Против этого восстать
     Человек не волен.
     Ухватил — хватай опять,
     И не будь доволен.
     Хапай всё, что было сил, и не будь доволен!
     На коллегу донеси,
     Похвали начальство,
     Требуй дать, а не проси,
     Прояви нахальство.
     Кого нужно, заклейми,
     Поддержи воззванье.
     Своевременно пойми,
     Куда гнёт собранье.
     Сам налопаешься бед,
     Ежели забудешь:
     Чем несчастнее сосед,
     Тем счастливей будешь.
     Коль коллега не в беде, счастлив ты не будешь!
     Не кажись других умней,
     Будь, как все, ничтожен.
     В этом следовать, сын, мне
     Ты обязан тоже.
     Нынче, честно говоря,
     Только дилетанты
     Обнаруживают зря
     Всякие таланты.
     Если будешь сер и тих,
     Жизнь протянешь сыто.
     А таланты… сколько их
     Без вести зарыто.
     Все таланты, милый мой, без вести зарыты!
     Грязь и слякоть на дворе,
     В сером небе тучи.
     Сытый мальчик на ковре
     Жизни кредо учит.
     И над ним стоит горой
     Гнусная мамаша.
     Чёрной паюсной икрой
     Морду сыну мажет.
     Злобный папа меж зубов
     Вилкой ковыряет,
     Жизни суть без лишних слов
     Сыну поверяет.
     Сытой жизни резюме сыну поверяет.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

371
Похожие новости
19 ноября 2017, 11:48
20 ноября 2017, 15:48
18 ноября 2017, 12:48
20 ноября 2017, 11:48
19 ноября 2017, 16:48
19 ноября 2017, 07:48
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
20 ноября 2017, 02:48
20 ноября 2017, 00:48
20 ноября 2017, 06:48
20 ноября 2017, 15:48
20 ноября 2017, 10:48
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 ноября 2017, 15:48
17 ноября 2017, 23:48
19 ноября 2017, 06:48
14 ноября 2017, 22:48
18 ноября 2017, 12:48
16 ноября 2017, 07:48
14 ноября 2017, 17:48