Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

10 наивных вопросов о статусе Курил

Вы также можете посмотреть видеоверсию программы

А. Гришин:

- Николай Викторович, наверное, одно из самых резонансных событий, которое случилось на прошлой неделе, по-моему, и то, что разгорелось вокруг этого, - это история с Курильскими островами… Как обстоит дело на самом деле?

Н. Стариков:

- На самом деле действительно очень много эмоций, очень много информации и такая, знаете, буча, что называется, началась. Я внимательно слежу за этой ситуацией. Во-первых, я хочу сказать, что я три раза был на Курилах – там безумно красивые места, я был на острове Итуруп – это очень-очень красивые острова, это неотъемлемая часть Российской Федерации... Значит, президент России провел переговоры с нашими японскими партнерами и общественность насторожили формулировки, которые потом появились в СМИ. О том, что договорились вернуться к декларации 1956 года. Что это за декларация? По итогам второй мировой войны Курильские острова и Южный Сахалин, который по итогам войны 1904-1905 года Япония оккупировала, вернулись под юрисдикцию Советского Союза. Японцы подписали безоговорочную капитуляцию 2 сентября 1945 года. А вот дальше вмешалась геополитика.

А. Гришин:

- Это было подтверждено в Сан-Франциско на конференции в 1951 году?

Н. Стариков:

- Вот здесь начинаются детали и нюансы. То есть, наши союзники, которые активно пытались использовать нас для разгрома гитлеровской Германии и металлической Японии, сразу как-то потеряли к нам интерес после того, как эта задача была решена и вместо того, чтобы дословно выполнять свои обязательства, они начали ими манкировать. Новый президент США – это уже не Рузвельт, а Трумэн, во-первых, отказался Советскому Союзу предоставить хотя бы маленькую зону оккупации на Японских островах, о чем Иосиф Виссарионович Сталин ему писал, и далее в момент ухудшения отношений между союзниками и Советским Союзом, американцы начали заключать сепаратный мирный договор с Японией. Вот это тот самый, о котором вы упомянули. Не удаляясь в какие-то детали, я хочу сказать, что в тот момент для Советского Союза очень важны были союзнические отношения с победившим Мао Цзэдуном в Китае – 1949 год, конец гражданской войны. Поэтому, когда американцы отказались признать юрисдикцию Китая и вносить Китайскую Народную Республику в этот договор, Советский Союз тоже отказался его подписывать. Американцы, пользуясь этой ситуацией, не конкретизировали там, под чью юрисдикцию переходят Курильские острова. То есть, написано, что Япония от них отказывается, а вот к кому они перешли, нет. Для нас это никакой роли не играет. Это сыграло роль для Японии, которая потом совершила такой географический кульбит и сказала, что вообще-то, да, мы от Курил отказались, но есть некие северные территории.

А. Гришин:

- Это не Курилы, да?

Н. Стариков:

- Да, то есть, мы отказались от Курил, а вот эти острова – это не Курилы, это уже северные территории. И дальше американцы отказались выводить войска с территории Японии и Япония по сути с 1951 года, а по факту с 1945-го, оккупированное американцами государство. Соответственно, на всю политику Японии нужно смотреть через вот эту призму. Не японцы решают эти вопросы. Дальше Иосиф Виссарионович Сталин ушел из жизни, рулить начал Хрущев, а как он рулил, мы знаем на примере Крыма. Вот это тоже важный момент, который мы должны понимать. Эта декларация 1956 года заключена совсем через небольшой временной промежуток после того, как Хрущев накуролесил с Крымом у нас. Значит, шли переговоры, идея Советского Союза была очень простая – надо налаживать отношения с Японией. Но под этим налаживанием СССР, конечно, хотел немножко Японию оттащить от американцев, то есть, поманить японцев неким улучшением отношений и, возможно, чем-то еще, для того, чтобы японцы просто добились вывода американских войск со своей территории. Были переговоры в Лондоне, японцы требовали передать им острова, наши не соглашались. И в этот момент Хрущев единолично дал распоряжение согласиться на передачу двух островов. Как говорится, никто его за язык не тянул. Японцы были поражены, наша делегация поражена не меньше, но, как говорится…

А. Гришин:

- Но, слава богу, вмешались американцы.

Н. Стариков:

- Да. Эта декларация была подписана, ратифицирована и нами, и японцами, и в этот момент американцы, пугаясь дальнейшего развития событий, о котором мы говорили – сближения – заставили японцев не выполнять это. В итоге в 1960 году СССР и Япония фактически дезавуировали эту декларацию. То есть, на сегодня декларация эта действует, в ней написано, что состояние войны прекращено, то есть, мирный договор нам по факту не нужен. Там написано, что Советский Союз помогает Японии стать членом ООН, что и было сделано. Советский Союз по просьбе японцев из гуманитарных сооружений отпустил всех японских заключенных…

А. Гришин:

- Ну, военнопленных…

Н. Стариков:

- Преступников. Потому что 1956 год, 11 лет там уже сидят эти ребята… значит, их было 1056 военных и 357 гражданских. Их передали Японии и, собственно говоря, практически ничего дальше по этой декларации сделано не было. Поэтому вопрос возникает – действует ли она сегодня? Действует. Состояние войны прекращено. Должны ли мы ее выполнять? Да нет, конечно.

А. Гришин:

- Тогда как расценивать вот это заявление о том, что надо продолжать переговоры для заключения мирного договора на основе вот этой декларации?

Н. Стариков:

- Вот это и вызвало беспокойство общественности. Вся японская позиция, начиная со времени окончания второй мировой войны, заключалась в очень нехитрой формуле – отдайте нам четыре острова…

А. Гришин:

- Там больше. Хабомаи – это группа островов.

Н. Стариков:

- Мы все время пользуемся чужими словами. Хабомаи – японское слово. А есть русское прекрасное сочетание – Малая Курильская гряда. И, понятно, что, раз она Малая Курильская, да еще и гряда, она не из одного острова состоит. Там 18 островов. То есть, вот требуют передачи. Мы отказываемся и, собственно говоря, каждый раз у них были надежды на изменения. Надежды особенно у них появились с Горбачевым, потом они очень надеялись на Бориса Николаевича, но, я думаю, что во многом под давлением общественности и позиции, которую заняли и ученые, и сахалинцы, и жители Дальнего Востока, Борис Николаевич и его окружение тогдашнее, не рискнули осуществить эту передачу. Поэтому правильная позиция России, на мой взгляд, должна быть такая. Надо как-то японским товарищам намекнуть, что вот эти бесконечные переговоры и надежды на то, что мы пойдем на односторонние уступки, бессмысленна. Потому что нас просят отдать нашу территорию в обмен на ничто. Напомню, что территории передаются только в случае военного поражения или развала государства. У нас, слава богу, нет ни того, ни другого, поэтому – пора уже как бы и честь знать…

А. Гришин:

- Николай Викторович, расскажите, чем же так хороши Курильские острова?

Н. Стариков:

- Есть несколько аспектов, почему Курилы обязательно должны быть российскими. Начнем с самых простых и, наверное, даже не самых важных – с экономических. Во-первых, там полезные ископаемые, очень редкие и очень дорогие. Второе – вокруг Курил двухсотмильная зона, в которой только Россия может добывать природные ресурсы, которые находятся в море, поэтому там огромная зона рыболовства… мы уж и не будем говорить о том, что в последнее время на шельфе различных островов находят нефтяные, газовые и другие месторождения, так что, наверное, и это тоже там есть, просто пока не разведали. Самое важное – это геополитика. Несколько столетий Россия воевала, для того, чтобы получить контроль над турецкими проливами – Босфором и Дарданеллами. Это смысл политики России пару столетий точно. Мы все время пытаемся взять их под контроль, потому что это как пробка, которая затыкает наш Черноморский флот и не дает выход нам в Средиземное море, а, значит, и в океан. Соответственно, наши западные партнеры все время поддерживали Турцию, чтобы пробка стояла на месте.

А. Гришин:

- Воевали бесперспективно, так скажем, потому что потом бы пришлось воевать за Гибралтар

Н. Стариков:

- Крайний раз мы должны были получить эти проливы в 1917 году, почему иностранные разведки февраль 17-й у нас и организовали, чтобы мы это все не получили… Так вот, Курилы – это такая же пробка для выхода Тихоокеанского флота в океан. Находятся Курилы не в российских руках и кто-то нам просто не дает выходить в океан. Вот и все.

А. Гришин:

- Заткнут горлышко.

Н. Стариков:

- Да, та же самая проблема. Об этом, кстати, Иосиф Виссарионович Сталин сказал в своей речи по поводу разгрома милитаристской Японии. Но и это даже не самое главное. Ведь мы с вами живем в реальном мире и в этом мире слабых презирают. Слабых презирают и в человеческом мире, а уж в мире государств слабые не выживают, их терзают, у них все забирают, их уничтожают. Вот Ливия, вроде не такая слабая была страна, да. Где она? Нет ее. Все забрали, растерзали. Сирия. Не самая слабая страна была, но, если бы не помощь России, Сирии бы уже не было, как и Ливии. И так далее. Когда государство передает другому государству свою территорию, она демонстрирует слабость. Слабость для России, для огромной геополитической державы, у которой огромное количество соседей, а там, где соседи, всегда есть претензии друг к другу, поэтому ничего никому Россия никогда не должна передавать.

А. Гришин:

- Понятно. Ну, еще вот говорят, что там месторождение рения – одного из самых редких земельных металлов, необходимых в стратегических отраслях промышленности. Я еще скажу, что Курилы запирают Охотское море, которое стало внутренним, нашим, мы туда не пускаем чужих рыбаков…

Н. Стариков:

- Кстати, хороший пример. Чем отличается внутренне море от не внутреннего? Азовское море внутреннее море Советского Союза – какие-то проблемы там были?

А. Гришин:

- Нет.

Н. Стариков:

- Стало морем Украины и России, совместным, на Украине государственный переворот – и проблем выше крыши. Война может начаться.

А. Гришин:

- Да. А нам Вадим дозвонился из Московской области.

Вадим:

- Добрый вечер. 43 года честного пролетарского стажа, из них 10 – сахалинского, поэтому знаю, о чем говорю. Так вот, немножечко холодного душа – эти ресурсы нам не принадлежат, все это расхищается компрадорами, вся эта рыба идет за границу по бандитским схемам. Там участвуют погранцы, таможенники, вся местная власть. Поэтому мне, как россиянину, конечно, хочется иметь Курилы в составе России, но, честно говоря, обидно, как мы загадили всю страну… надо порядок наводить, тогда претендовать на что-то со знанием дела…

А. Гришин:

- Я вас понял, Вадим. Да, хищнический лов, браконьерство идет. Но я вас смею уверить – это ни в какое сравнение не идет с тем, какое хищничество процветает там, где японские рыбаки ведут промысловый лов. Почему им еще так хочется Курил с биоресурсами? Потому что возле своих островов они уже все вычистили подчистую.

Н. Стариков:

- Согласен с вами, коллега. Но здесь, мне кажется, аспект иной. Навести порядок с какими-то структурами и людьми в стране – это гораздо проще, чем выиграть очередную войну с Японией, потому что надо понять – если вы отдали Курилы Японии, обратно вы их можете получить только в случае третьей мировой войны, в которой победите. Или отдельной русско-японской. Просто по другому не бывает. Поэтому хочется сказать – Россия ничего никому не должна. Мы даже можем это сделать абсолютно с честным лицом, с соблюдением международного законодательства. Значит, с тех пор, когда была заключена вот эта декларация 1956 года, прошло серьезное изменение, появилась вот эта особая экономическая зона, 200-мильная, и в международном праве о договорах есть пункт о том, что страна может дезавуировать договор или пункт договора, если появилось какое-то серьезное изменение международного права. Так вот, нам надо сделать заявление всего лишь по изменению одного пункта в этой декларации. Признавая ее в целом – мир, отпустили военнопленных, Япония – член ООН, мы не спорим, но вот насчет этого пункта мы говорим, что в связи с тем, что появилась 200-мильная зона, все, мы этот вопрос закрываем.

Александр, г. Королев:

- Вечер добрый. Николай Викторович, а Россия может наряду с гражданской инфраструктурой на тех островах, которые требует Япония, развивать активно и военную инфраструктуру, чтобы с легкостью можно было накрыть всю территорию Японии и те острова, где расположены сейчас их союзники – США?

Н. Стариков:

- Одно из достопримечательностей Курильских островов, в том числе Итурупа, где я был, являются башни танков ИС, которые вкопаны в землю на наиболее десантоопасных направлениях. То есть, готовились к отражению возможной агрессии сразу, как получили острова. На островах с советского времени размещены воинские части, сейчас этот процесс обновления и усиления идет, более того, на Итурупе построен первый аэропорт, который построен с нуля в постсоветское время. Самый новейший и «комфортабельный». Дело в том, что Курильские острова находятся в очень интересном климате и там не всегда есть возможность взлетать и садиться… Я лишних три дни сидел на Итурупе, потому что там была облачность и со старого японского аэродрома, где стоят сейчас наши части, было невозможно взлететь.

А. Гришин:

- Александр, я хочу сказать, что и на Сахалине появились дополнительные часты, и на Курилы переброшена новая дивизия, которая занимается активным обустройством… И, думаю, после поставки туда новых видов вооружений, которые имеются, припадки и обмороки случатся, в первую очередь, у военнослужащих американской армии, размещенных на базах японских.

Н. Стариков:

- Вот это все очень убедительно. И возникает главный вопрос, который, думаю, задают сейчас многие радиослушатели себе. А почему тогда началась опять эта дискуссия? У нас нет никакого повода что-то кому-то отдавать. Я уж не говорю о том, что нормальная болезненная острая реакция общества на это после прошедшей так называемой пенсионной реформы вообще вот все эти разговоры воспринимаются куда более болезненно.

А. Гришин:

- Просто наши чиновники и особенно депутаты от правящей партии в последнее время позволяют себе чуть не каждый день делать такие заявления, от которых обычный народ бросает то в дрожь, то в холод…

Да, кстати говоря, вот если совсем коротко – им от мертвого осла уши достанутся?

Н. Стариков:

- Япония имеет территориальные претензии к России, к обеим Кореям и обоим Китаям. Почему? При этом одновременно остров Окинава фактически оккупирован Соединенными Штатами. То есть, США отвлекают японскую общественность, направляя некую энергию японских масс куда-то в сторону. Курилы не являются жизненно важными для Японии. Так же, как не являются те острова, из-за которых японцы ссорятся с китайцами и с корейцами.

А. Гришин:

- Понятно. Пусть сначала суверенитет свой восстанавливают, да?

Н. Стариков:

- Конечно.

А. Гришин:

- Но ведь активизировались претензии и со стороны разного рода политических сил в других странах, в том числе, и после вот этого намека японского. У нас финская правая партия объявила, что Финляндия должна претендовать на часть районов вдоль Ладожского озера в Мурманской области, часть Карелии… Это вообще что?

Н. Стариков:

- Это закономерное следствие того, если вы покажете свою слабость. Сразу выстроятся в очередь. Мы с вами посмотрели на карту перед программой – у нас огромная территория, соответственно, много соседей, много исторических споров реальных или мифических будут доставать и приходить. Эстонцы придут, латыши придут… Украина придет тоже. Они же говорят, что Кубанский край это исконно украинская территория…

А. Гришин:

- Да, ИвангородЭстония, Изборск… вы же член Изборского клуба. Вы, что, в Эстонию будете ездить заседать в Изборском клубе?

Н. Стариков:

- Я собираюсь летать на Курильские острова, которые являются неотъемлемой частью Российской Федерации. Поэтому просто надо закрыть вопрос. Россия никому ничего отдавать не собирается. Дружим, улыбаемся, экономическое сотрудничество… Я даже не могу себе представить, ради чего можно пойти на передачу другому государству какой-то части российской территории? Политические последствия внутри России будут настолько печальны, что никакие мифические экономические выгоды никогда этого не окупят. Это падение рейтинга власти, это падение популярности лидеров, это чревато серьезными государственными потрясениями. Поэтому зачем это нужно делать на ровном месте, я не представляю. А поскольку я не представляю этого, то, думаю, что, скорее всего, мы имеем дело с каким-то информационным пузырем…

А. Гришин:

- А вот Литва хочет, чтобы вы, допустим, сегодня заснули в Калининграде, а завтра утром проснулись в Караляучюсе. А? И чтобы вся область тоже стала частью Литовской республики.

Н. Стариков:

- Знаете, мне литовцам сказать нечего, а вот насчет Курил спрашиваю – Курилы это погранзона, спецразрешение надо? Вы знаете, я вот досконально вам ответить на этот вопрос не могу, потому что каждый раз, когда я прилетал, а я прилетал туда по приглашению, там был молодежный лагерь или администрация меня приглашала… Вы знаете, когда ко мне подходил добрый пограничник и смотрел на меня испытующим взглядом, мол, где твое разрешение, я, как в известном фильме «Кин-дза-дза», говорил – все осталось у экскурсовода…

А. Гришин:

- А вам не бросается в глаза, что большая часть всех этих стран, которые имеют или обозначают к нам свои претензии, они в той или иной степени во время второй мировой войны являлись вражескими государствами. Они поставляли своих добровольцев… Финляндия воевала вообще на стороне оси, Латвия, Литва и Эстония, мы знаем, что они…

Н. Стариков:

- Вообще-то они были территорией Советского Союза, временно оккупированной нацистской Германией.

А. Гришин:

- Но они-то сами говорят, что у них столетняя история.

Н. Стариков:

- Это некоторые из них так говорят.

А. Гришин:

- Вчера Сейм Литвы принял решение, что у них там один из лесных братьев был главой республики в это время.

Н. Стариков:

- Хорошо, пару слов об этом. Во-первых, эсэсовские дивизии были одна в Эстонии, две в Латвии, в Литве не было эсэсовских дивизий. Второе. В советскую армию были включены в качестве территориальных корпусов армия Эстонии, Латвии и Литвы, как бы сейчас сказали – буржуазных. И никого из армии не увольняли. То есть, вот вошли эти республики в состав Советского Союза, и вот как была их армия, она в полном составе вошла в армию Советского Союза. Дальше началось нападение гитлеровцев и вот часть этих войск, к сожалению, перешла на сторону гитлеровской Германии, но даже большее количество эстонцев, латышей и литовцев продолжали воевать в составе Красной армии. По сути, это такая была еще и гражданская война для этих республик. Кто-то оказался на стороне третьего рейха, а кто-то на стороне своей родины.

А. Гришин:

- Извините, но те, кто воевал на стороне своей родины и Красной армии в современных прибалтийских государствах не считают героями.

Н. Стариков:

- Я предлагаю нам с вами сейчас в Прибалтику не удаляться… Мы ничего никому не отдаем, вне зависимости от того, на какой стороне во второй, первой, нулевой, наполеоновской или еще какой-нибудь войне они ни были. Кстати, хочу интересный исторический факт привести. Последний раз нападение на японскую территорию было в 13 веке, когда войска хана Хубилая там высадились и японцы их всех перебили во время шторма. Это к вопросу о том, что Японии-то вообще никто не угрожает. И американские войска там вообще не нужны. Ни Китай, ни Россия, ни тем более Корея, которая была оккупирована японцами, японцам не угрожают. Это искусственно созданный миф о том, что Японию надо от кого-то защищать.

Юрий, г. Волгоград:

- Здравствуйте. Во-первых, хочу напомнить звонившему с Сахалина - о том, что там браконьерят, мы все знаем, даже те, кто там и не был никогда. Но это не причина, чтобы что-то кому-то отдавать. Действительно, цепная реакция начнется. Кто о Кенигсберге говорит, надо бы напомнить, что, якобы немецкий Кенигсберг – это вообще-то славянский Кролевец, да и Берлин славянский был поселок. У меня такой вопрос – а зачем мы вообще по Курилам какие-то переговоры с японцами ведем? Во-первых, вы сами сказали, мы можем от этого пункта отказаться, поскольку 200-мильная зона появилась…

Н. Стариков:

- Во-вторых, американцы сейчас последовательно выходят из многих договоров, показывая, как нужно вести международную политику.

Юрий:

- Я другое хотел сказать. Декларация 1956 года, кажется, предусматривает, что Япония станет нейтральной? Ну, так и сказать японцам – ребята, вы американцев убрали со своей территории? Нет. Ну о чем тогда разговор? К тому же, они просто несерьезно себя ведут. Они говорят – вы нам просто отдайте острова и все. А война? Ну, да, это понарошку было… Зачем мы вообще с ними ведем переговоры?

Н. Стариков:

- Да, ваш вопрос понятен… мы все озабочены. Значит, японская позиция всегда была такая, и в этом вопросе тоже. Два острова – Шикотан и Малую Курильскую гряду – вы должны нам просто отдать, а после этого мы с вами садимся обсуждать мирный договор и передачу нам еще двух островов. То есть, передача чего-то не решит территориальную проблему с Японией вообще.

А. Гришин:

- Вы знаете, теперь я гораздо больше понял вот этот японский национальный обычай, когда самурай, чтобы попробовать остроту меча, мог разрубить любого встречного крестьянина.

Н. Стариков:

- Так сейчас в Японии премьер-министр Абэ подвергается огромной критике за то, что он с русскими говорит как бы о малом, вместо того, чтобы говорить обо всем. Кстати, к вопросу о социальных лифтах, о преемственности. Вот сегодняшний премьер-министр Японии является внуком премьер-министра Японии и сыном министра иностранных дел Японии. Слушайте, какие-то у них династии там… Слава богу, в Российской Федерации мы пока еще династии премьер-министров не наблюдаем и, я надеюсь, что у нас социальные лифты начнут работать так, чтобы у нас были премьер-министры, президенты, депутаты с разными фамилиями.

А. Гришин:

- Помните, вы в перечне назвали Украину, которая имеет претензии на Кубань, Ростовскую область, на Воронеж, на Белгород… вплоть до Кавказа

Н. Стариков:

- А чтобы реализовать эти претензии, они вообще-то собираются в Кремль входить. По крайней мере, нацистский батальон «Азов» все время об этом говорит. Сегодня пятилетие начала майдана, который привел к государственному перевороту и гражданской войне на Украине, поэтому хороший повод вспомнить, как все это начиналось, к чему привело, какие были факторы создания той ситуации, которую американцы, на мой взгляд, тщательно спланировали в соседнем с нами государстве.

А. Гришин:

- На ваш взгляд, Мустафа Найем просто написал вот этот пост «Берите с собой друзей и хорошее настроение и встречаемся в 22.30 у памятника независимости»? или его кто-то к этому подтолкнул?

Н. Стариков:

- Нет, конечно, он просто написал пост, а потом просто стал депутатом. Ну, повезло!

А. Гришин:

- Нам дозвонился с Находки человек, давайте примем.

- Доброй ночи. Я в 80-х годах ловил сайру и ивась в этих районах. Богатейший край. Я вообще не понимаю, зачем нам этот мирный договор нужен? Там не выходя из бухты Крабовой, можно было ловить и сайру, и ивась, сотнями тонн… сейчас, смотрю по телевизору, новые заводы построили перерабатывающие… там и капуста, и красная рыба… я вообще не понимаю, зачем нам нужен этот мирный договор? Жили без него и еще проживем.

Н. Стариков:

- Спасибо за ваше мнение. Действительно, абсолютно богатейший край. Значит, первое – мирный договор нам ни для чего не нужен. Не с каждым государством у России есть мирный договор. И отсутствие мирного договора не означает состояние войны. Второе. Состояние войны прекращено в 1956 году подписанной этой самой декларацией, которая была ратифицирована. Вот у нас не все государственные и общественные деятели это знают. Поэтому нам мирный договор с Японией не нужен. Сотрудничество нужно. Добрососедство нужно. Но не за наш счет.

А теперь давайте перейдем к Украине и к майдану.

А. Гришин:

- Да, итоги, 5 лет. Помните, какие красивые картинки были у них. Кстати, кто нас слушает сейчас, я вам очень рекомендую – купите «Комсомольскую правду» в пятницу, повеселитесь от души, я думаю. Какие веселые картинки – вот, сейчас на Украине бабушка с дедушкой картошку на своем огороде убирают, а вот какой она будет… лежат на пляже с коктейлями те же самые старички…

Н. Стариков:

- Как всегда, манипуляция людьми. Ну, красивая картинка запада. А ведь по сути нас в 1991 году, в начале 90-х, в конце 80-х, всех обманули точно так же. Сказали – надо отказаться от Советского Союза, поделить общественную собственность на частную и сразу мы все заживем красиво. При этом показывали картинки – ну, витрину… о том, что там не все так хорошо живут и, собственно, капитализм есть в США, но он же есть и в какой-нибудь Гватемале… а жизнь-то совершенно разная. Так и на Украине.

А. Гришин:

- Николай Викторович, не только вы придерживаетесь этой позиции. Вот что нам сказал экономический аналитик Алексей Коренев про то, что делается на Украине.

А. Коренев:

- Украина в 2014 году стартовала с тех позиций, на которых Россия находилась примерно в самом начале 90-х, поэтому в 2014 году они были примерно в том положении, в каком мы находились в начале 90-х, и столкнулись с огромным количеством проблем. Удалось им добиться некоторых улучшений в части борьбы с коррупцией – они в этом плане очень активно начали действовать еще в 2014-2015 году, правда, сами они жалуются на то, что не все коррупционеры в итоге были наказаны, но какие-то шаги делались. Однако по многим направлениям Украина топчется на месте и экономика ее продолжает оставаться в целом достаточно слабой. Будучи страной с блестящими аграрными возможностями, страна утратила значительное количество своих производств, связанных с достаточно высокими технологиями – это авиастроение, судостроение, которые сейчас пребывают у них в очень плачевном состоянии. Страна сильно зависит в энергетическом плане и, в общем-то, немалая часть реформ буксует.

А. Гришин:

- Николай Викторович, вот вы можете сказать, какие там достижения, а какие провалы?

Н. Стариков:

- Достижений я не вижу. Украинских граждан поманили красивой европейской картиной, как всех советских граждан в конце 80-х, сказали, что все будет, как в Европе, но забыли сказать одну вещь. Будет все, как в Европе, кроме зарплаты. Цены будут как в Европе, гей-парады будут как в Европе, требования Брюсселя, как в Европе, магазины – да, наполнятся товарами, произведенными в Европе. А зарплаты не будут, как в Европе. Вот, собственно, это сегодня и воплощается. Но чтобы понять, к чему привел майдан, просто один факт. Украина получила от большевиков, от Ленина, от Сталина огромное количество территорий, в том числе и Донбасс, богатый углем. Вот представьте себе, уважаемый радиослушатель, что вам году так в 2000-м сказали бы, что Украина будет закупать уголь, вы бы ответили – а зачем им закупать, своего ж полно, экспортировать его надо. Нет, сказали бы, она будет закупать. Закупает. Причем, самое интересное, что основным поставщиком угля на Украину сейчас является Российская Федерация. Получается такой крендель интересный – газ у государства-агрессора покупать нельзя, а уголь покупать можно. То есть, государство довели до того, что оно покупает тот товар, который у него есть в избытке. А если мы вспомним, что вторым поставщиком угля на украинскую территорию являются США, то вот вам, пожалуйста, и первый наглядный пример того, что нужно американцам. Устроили государственный переворот на Украине и создали рынок сбыта для своего угля.

А. Гришин:

- Да что вы говорите про уголь, когда Украина стала импортировать вообще гордость, символ – сало – из Польши! Представляете, уже несколько лет импортирует сало из Польши. Петр из Москвы, здравствуйте. Как вы к этому относитесь?

Петр.

- Ну, я против переговоров по Курилам. А по Украине я могу сказать следующее. Николай Викторович, вы сказали, что там революцию 1917 года нам как бы импортировали, а вот сейчас ведь столетие революции в Западной Европе, и которой революцией занимался именно Владимир Ильич Ленин, именно он устроил революцию 100 лет назад, в результате мы получили Советский Союз, победу во второй мировой войне и т.д.

Н. Стариков:

- Простите, а куда Владимир Ильич экспортировал революцию?

А. Гришин:

- Ну, наверное, имеется в виду, в Германию.

Н. Стариков:

- Ну, как-то плохо он в Германию экспортировал революцию, там ничего не получилось. Накануне второй мировой войны Советский Союз был единственным социалистическим государством, единственным союзником которого была Монголия

Но давайте про Украину, Майдан – организованная американцами, проплаченная американцами, дипломатически прикрытая американцами операция по развалу Украины. Потому что любой, кто возьмет украинскую конституцию, увидит, что она была грубо нарушена. Нарушение конституционного строя, узурпация власти – это самое страшное преступление в Уголовном кодексе любого государства. Сегодня на Украине правят узурпаторы. Донбасс – Донецк, Луганск – куда более законны, нежели та власть, которая находится в Киеве. И, если Донбасс еще и настроен на переговоры, то те, кто захватил власть в Киеве, прекрасно понимают, что в случае окончания войны, им по сути в лучшем случае светит эмиграция в Канаду, в худшем случае срок, а то и виселица, на которой всегда вешали военных преступников. Поэтому желание заканчивать гражданскую войну они не демонстрируют. А американцам нужна вот эта постоянная язва с границами России.

А. Гришин:

- И просто даже, если на Украине захотят, они не дадут успокоиться, будут бередить снова и снова?

Н. Стариков:

- Американцам нужен замороженный конфликт. Они лично не несут никаких издержек, кроме каких-то денежных трат, которые в кредит дают Украине. Но вообще-то МВФ и американцы стараются дать так кредиты, чтобы им их никто не вернул. В этом главная задача Международного валютного фонда. Но это тоже тема для другой передачи.

А. Гришин:

- А возьмут потом чем? Натурой? Или чем-то другим?

Н. Стариков:

- Голосованием в ООН, размещением военных баз, территориями и т.д. Но главное, что нужно сейчас от нынешней Украины западу, - это постоянная нестабильность. Стабильная нестабильность на границе с Россией. И противостояние с Россией, конечно.

10 наивных вопросов о статусе Курил

00:00
00:00

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

529
Похожие новости
09 декабря 2018, 20:03
08 декабря 2018, 02:48
08 декабря 2018, 05:48
09 декабря 2018, 17:03
08 декабря 2018, 00:48
08 декабря 2018, 17:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
07 декабря 2018, 14:48
06 декабря 2018, 13:48
06 декабря 2018, 19:48
03 декабря 2018, 22:48
04 декабря 2018, 10:48
06 декабря 2018, 22:48
04 декабря 2018, 19:48